В Орле через год запустят мусороперерабатывающий завод

Завод, которого нет

Это случилось еще в 2013 году, и решение давно вступило в силу, однако до сих пор не исполнено. В причинах разбирался корреспондент “РГ”.

Немного истории

Действующий полигон ТБО, куда вывозят мусор из областного центра, построили в 1973 году. Нагрузка растет, состав отходов меняется. Из них здесь уже образовалась гигантская куча высотой 32 метра. Еще лет 20 назад (!) после планового обследования эксперты пришли к выводу, что площадка нуждается в срочной санации и рекультивации. Другим вариантом стало закрытие объекта. Однако в отсутствие альтернативы власти продлили срок службы, благо закон это позволял.

В 2001 году при мэрии создали межведомственную комиссию, разработавшую поэтапный план решения проблемы. Позднее он лег в основу целевой программы, утвержденной депутатами горсовета и рассчитанной до 2018-го. Первым делом специалисты создали систему противопожарной безопасности полигона. Построили дренаж с выводом фильтрата в очистные сооружения и пруд с плотиной, чтобы иметь запас воды на случай возгораний.

Тогда же задумались и о строительстве мусоросортировочного комплекса. Именно в Орле ранее была создана технология глубокой сортировки отходов, которая используется во многих регионах. К примеру, такой завод орловцы сейчас строят в Подмосковье. Автор методики – член-корреспондент Международной академии наук экологии, безопасности человека и природы Юрий Парахин. Много лет он трудился советником в Госдуме, а в 2008 году стал соавтором региональной концепции обращения с отходами. Ему и доверили ее реализацию. Ученый создал малое предприятие и заключил с администрацией региона инвестиционное соглашение. Оно предусматривало строительство двух комплексов со степенью переработки до 95-97 процентов отходов. Для сравнения: эффективным считается уровень в 10-15 процентов.

Комплекс мощностью переработки до 200 тысяч тонн в год планировалось создать в Орле, другой (до 70 тысяч) – в Ливнах. На втором этапе предполагалось строительство в райцентрах мусороперегрузочных станций, откуда отходы направлялись бы на заводы. Соглашение также предусматривало строительство контейнерных площадок и замену спецтранспорта.

Объем инвестиций оценивался в два миллиарда рублей. И что особенно важно, концепция содержала пункты о рекультивации всех полигонов и свалок области, что обезопасило бы их с точки зрения экологии. Проект стартовал в 2010 году, прошел госэкспертизу. Инвестор получил разрешение на строительство, арендовал и подготовил участок на полигоне, заключил контракты с “поставщиками” мусора и покупателями вторсырья.

В этом и есть миссия завода – он сортирует и упаковывает ТБО для переработки. Идею поддержал предыдущий губернатор Александр Козлов. Она была широко анонсирована, хотя средства бюджета в ее реализацию и не вкладывали. К лету 2012-го на проект потратили около 400 миллионов рублей, а затем “заморозили” из-за финансовых проблем. Год спустя природоохранная прокуратура выиграла упомянутый иск у мэрии, напомнив, что завод городу необходим по закону.

Казалось, исполнить решение суда не составит особого труда. Ведь большая часть предприятия уже была возведена. Да и проект “разморозили” – инвестиции нашли в столице. Оставалось завершить начатое. Но на деле получилось иначе.

Деньги под ногами

Корреспонденту “РГ” удалось встретиться с Юрием Парахиным, хотя на общение он идет неохотно. Говорит, последние два года приучили его к осторожности. В 2014 году на рынке утилизации мусора развернулись конкурентные войны с разборками в стиле “лихих 90-х”. По его словам, в Орел пришли организации из других регионов. Борьба ведется за все, начиная от контрактов на право вывоза отходов и заканчивая обслуживанием конкретных контейнерных площадок. Даже маршруты поделить не могут.

Прошлой весной на заводе начался монтаж оборудования, в декабре он заработал. Вывести на полную мощность его планировали за полгода. Но дело не пошло. Юрий Парахин утверждает, что мешают административные барьеры. Если раньше чиновники его поддерживали, то в прошлом году резко подняли арендную плату за землю. Отказались продлить срок лицензии на право работы с отходами, без которой завод работать не может. Не дали разрешения на достройку. Ученый через суд добился снижения аренды. Арбитраж обязал чиновников продлить срок лицензии и не препятствовать строительству. Каждое решение обжалуется в вышестоящей инстанции. Время идет, строительство стоит.

К слову, один из ответчиков то ли в шутку, то ли всерьез заявил в суде, что завода нет и в помине. Площадка, мол, пуста, и спорить не о чем. Глупость? Но месяцы ушли на то, чтобы доказать факт существования завода. В том, что он работает, корреспондент “РГ” убедился лично. Не достроено только административное здание, но рабочие терпеливо сносят неудобства. Сотрудников пока немного, а при выходе на полную мощность предприятие сможет занять 300 человек.

Технология внешне проста. Мусор сгружают в огромный крутящийся барабан, в котором он отбирается по размеру. Далее отходы поступают на ленточные конвейеры, за которыми трудятся рабочие. Они сортируют мусор по видам, после чего тот попадает в специальное устройство, прессуется и упаковывается в кубические тюки. Это и есть готовая продукция, которую отправляют на переработку на заводы вторсырья.

Деревянные отходы сжигают в пиролизной установке, отапливающей большую теплицу. В ней, что любопытно, регулярно собирают урожай. Овощи задешево продают рабочим. Кстати, концепция предусматривала снижение тарифов на вывоз мусора для населения после пуска завода. Собственно, на это и делало ставку правительство области несколько лет назад.

А еще заводу теперь банально не хватает мусора. Многие коммунальные компании в течение нескольких дней, будто сговорившись, без объяснения причин расторгли контракты и вновь бесплатно сваливают мусор на полигоне в общую кучу. А ведь договоры на поставку отходов заводу приносили им немалую выручку. Очень странно, что отказались…

Поменяли коней на переправе

Ответы в администрации города и области найти не удалось. О проекте никто и говорить не хочет, словно его нет. Зато напоминают, что неподалеку от полигона ТБО с прошлого года частный инвестор ведет строительство еще одного завода стоимостью 800 миллионов рублей. Он, как официально заявили в правительстве региона, “станет одним из лучших в ЦФО”, и там планируется установить “дорогое очистное оборудование”.

Этот проект должен продемонстрировать экологическую чистоту и рентабельность подобных предприятий, подчеркнул глава региона Вадим Потомский. И добавил: по его данным, 98 процентов коммунальных отходов в ЦФО, или около 18 миллионов тонн ежегодно, размещаются на открытых полигонах без переработки.

– Только 30 процентов из 1113 объектов размещения отходов работают легально, остальные – фактически незаконно, – убежден губернатор.

Первую очередь этого объекта планируют запустить в эксплуатацию до конца года. И тогда Орел, недавно не имевший ни одного завода, возможно, получит сразу два. Мусор им, видимо, придется искать на стороне, иначе даже затраты на строительство оправдать не удастся.

Надо сказать, что государство пытается превратить утилизацию в доходную переработку. Известно, что из бытового мусора можно получать до 20 видов вторсырья, твердое альтернативное топливо для применения в отопительных установках и производства электроэнергии, пара и горячей воды, почво-грунтовую смесь (кстати, ее можно использовать при рекультивации отработанных полигонов ТБО), компост для удобрения почвы в тепличных хозяйствах, а также гранулированные и измельченные комбикорма.

Опыт Орла, в котором решения судов не исполняют годами, а инвестпроекты лишают поддержки на полпути, показывает, что порядок в этой сфере наведут не скоро. Но сделать это придется. Прошлогодние поправки в федеральное законодательство предполагают лишь бесполигонную систему утилизации отходов.

«ЭкоСити»: «Ваши отходы – наша забота!»

Автор Ася Колосова.

Прошедший 2017-й в России был Годом экологии. О проблемах защиты окружающей среды, процессах глобального потепления, переработке ТБО чиновники разных уровней активно вещали с высоких политических трибун. Но, как известно, говорить не значит делать. В целом по стране серьезных перемен в экологической ситуации, увы, не произошло.

16 февраля в администрации Орла подвели итоги Года экологии. Чиновники не без самоиронии констатировали: увы, судьбоносное для города решение о закрытии полигона ТБО так и не было принято.

Тем временем главным событием можно считать открытие уникального мусороперерабатывающего завода АО «ЭкоСити». В тестовом режиме превращать обычный мусор в нужное и полезное для промышленности страны сырье он начал в конце 2017 года. О первых результатах работы, планах и перспективах рассказал генеральный директор Геннадий Марголин .

250 РАБОЧИХ МЕСТ

– Геннадий Мотелевич, первый и единственный в Орловской области мусороперерабатывающий завод – проект уникальный, и не только потому, что создан он по разработанным вами авторским технологиям. Открыть предприятие удалось без бюджетных средств, что в масштабах страны – нонсенс. Расскажите, как удалось пройти этот путь?

– Путь действительно был долгим и непростым. АО «ЭкоСити» без бюджетных вливаний, за свой счет сделало геологическое изыскание, топосъемку, все необходимые экспертизы и проекты. После этого в 2010 году по результатам общественных слушаний было получено разрешение на строительство завода. До момента официального открытия прошло почти восемь лет. Поверьте, это были непростые времена, в которые нам пришлось столкнуться с разными проблемами: от поиска инвесторов до открытого конфликта с региональными властями.

Самыми сложными были 2016 и 2017 годы, когда нам попросту не давали работать. Со сменой власти в регионе ситуация изменилась. В ноябре 2017 года стройплощадку завода посетил врио губернатора Орловской области Андрей Клычков. Реально оценив масштабы переполненности полигона ТКО, он поручил как можно скорее запустить работу завода. И мы это сделали. В тестовом режиме предприятие начало функционировать еще в декабре прошлого года.

– В чем особенности технологии переработки мусора?

– Первоначально сырье попадает в барабан, где происходит разрыв полиэтиленовых мешков, которые все мы используем для хранения бытового мусора. В барабане есть специальные зубцы, которые разрывают пакет, не повреждая содержимое. Это новая технология, которая ранее нигде и никем не применялась. Далее сырье в зависимости от размеров поступает на линии.

Процесс сортировки происходит вручную. Заботясь о здоровье наших сотрудников, мы используем уникальную технологию ультрафиолетовых ламп, которые обеззараживают отходы. Все патогенные бактерии, находящиеся в мусоре, погибают. Кроме того, используется специальное антистробоскопическое освещение, чтобы глаза сотрудников не уставали.

В переработку поступают абсолютно все отходы вплоть до крупных, таких, как, к примеру, мебель.

– В конечном итоге вы производите сырье для вторичной переработки: бумага, пластик, стекло, металл. Уже удалось наладить рынок сбыта? Проблем не возникло?

– Мы успешно работаем с предприятиями Орловской, Брянской, Калужской, Воронежской и Московской областей. Вторсырье востребовано, и никаких проблем со сбытом у нас нет.

– Мощности завода хватит, чтобы переработать весь производимый жителями Орла мусор?

– Да, мощности более чем достаточно. Предприятие может перерабатывать 1 миллион 200 тыс. кубов мусора в год. По данным статистики, в год на полигон ТКО поступает в среднем 900 тыс. кубов мусора. По данным статистики, в год на полигон ТКО поступает в среднем 900 кубов мусора. Работая на 60 – 70 процентов от производственной мощности, мы можем переработать все отходы, производимые на территории Орла. Еще 10 процентов – это ТБО Орловского района. Так что, как видите, мы готовы принимать отходы не только из Орла, но и из райцентров Орловской области.

Пока предприятие работает не на полную мощность. Но не все зависит от нас. Увы, некоторые коммунальные предприятия продолжают приво-зить мусор на полигон. И это несмотря на то, что цена за переработку на нашем заводе вдвое ниже, чем за хранение на полигоне. Искать логику тут не приходится. Да и об ответственности этих представителей бизнеса перед жителями тоже говорить неуместно. Действуя по старинке, они продолжают загрязнять окружающую среду.

– Какие трудности возникли на первоначальном этапе работы предприятия?

– 12 января 2018 года объект принят к вводу в строй областным департаментом архитектуры, градостроительства и землепользования. Федеральная служба «Стройнадзора» согласилась с возможностью эксплуатации построенного объекта.

Дело осталось за городской администрацией. Памятуя о том, что именно городская администрация подписывала с АО «ЭкоСити» инвестиционный договор о строительстве завода по обработке твердых коммунальных отходов еще

10 лет назад, и понимая, что именно городской администрации предписано решением суда Советского района г.Орла завершить строительство объекта по обработке отходов и, соответственно, организовать рекультивацию 40-летнего «старца» – «Полигона твердых бытовых отходов г. Орла», акционеры АО «ЭкоСити» не сомневались в поддержке городских властей при запуске социально значимого для горожан объекта. Однако не тут- то было. Город отказался подписывать с АО «ЭкоСити» договор аренды на земельный участок, где частично расположены заводские объекты, сети, инфраструктура. Администрация г. Орла продемонстрировала стойкое убеждение о «невозможности» использования введенного в строй заводского комплекса по обработке ТКО. Действующая городская свалка устраивает городские власти? Участок земли с 30-метровым слоем отходов местные муниципальные органы пытаются поделить и далее использовать под запрещенные законом виды деятельности, а именно размещать отходы в прежнем качестве и количестве? А ведь орловский полигон вычеркнут Росприроднадзором из объектов регистрационного учета для размещения отходов. Городской администрации нужна нескончаемая свалка отходов? Чистым наш город, по ее мнению, быть не может? Так о чем подводили позитивные итого городские власти в Год экологии? И кого награждали и за что? Кому хлопали в ладоши чиновники? И почему новая областная политика в части экологической безопасности горожан так не по душе старой администрации Орла?!

Новое отношение городских властей не сформировалось в силу субъективных причин и чисто человеческого фактора? За бездействием городской администрации сегодня видятся судебные разбирательства. АО «ЭкоСити» вынужденно обжалует действия чиновников города Орла в арбитражном суде. Беспределу давно пора положить конец!

Читайте также:  Минэкономразвития считает введение налога на недвижимость преждевременным

– Судя по всему, безразлично чиновникам и то, что предприятие дает возможность людям трудоустроиться. Штат сотрудников уже сформирован?

– Набор сотрудников продолжается. Всего на нашем предприятии более 250 рабочих мест. Работа – вахтовым методом. На территории завода есть жилищно-бытовой корпус, организованы все необходимые условия для проживания и питания. При наборе сотрудников мы отдаем приоритет жителям Орла и Орловской области, но готовы принять и соискателей из соседних регионов. Подробнее о вакансиях можно узнать по телефонам (4862) 44-31-91, 46-91-75, 44-47-44.

– Это и школьникам известно, что главная проблема орловской экологии – переполненный полигон ТКО, который находится, страшно даже представить, в трех минутах езды от городского жилого микрорайона «Лужки». Решениями судов уже более пяти лет полигон запрещено эксплуатировать, однако мусор туда продолжают везти.

– Чем это чревато для жителей и можно ли изменить ситуацию?

– Орловский полигон ТКО – это, простите, бомба замедленного действия. Он был открыт в 1973 году, и рассчитывалось, что просуществует он не более 15 лет. Еще в 1996 году первая комиссия пришла к выводу, что эксплуатировать его нельзя. Однако прошли годы, а ситуация не меняется. Не хочу пугать жителей, но угроз от полигона множество, вплоть до опасности возникновения онкологических заболеваний. Хочется верить, что день, когда его перестанут эксплуатировать, все-таки настанет.

Побои, суды, поджоги. Что ещё надо, чтобы правильно перерабатывать мусор

Уникальный завод в Орле 8 лет борется за право экологически чистой утилизации мусора. Сегодня, похоже, власти поворачиваются лицом к отечественным инноваторам.

Людмила Бутузова

Новогодние каникулы, совпавшие с началом мусорной реформы в России, закончились на грани нервного срыва. Десять дней народ следил за ростом отходов во дворах, постил фотки «У кого куча круче, помойка гаже». Судя по соцсетям, плохо было везде, приговор реформе – «вернуть все как было» созревал прямо на глазах. Однако есть и альтернатива. Которую много лет тщательно скрывали и гнобили всеми возможными способами.

У КОГО КУЧА КРУЧЕ

В Орле, например, 1 января с боями закрылся муниципальный полигон, сорок пять лет травивший город, – его что, снова реанимировать? “Старец” и без того прославился такими чудесами живучести, что их хватило бы на десяток страниц Уголовного Кодекса. Приговоренный к ликвидации еще в 1996 году, в 2014 –ом лишенный лицензии, вычеркнутый из реестра и формально не существующий, полигон все эти годы продолжал расти как на дрожжах, к сегодняшнему дню достигнув высоты девятиэтажного дома , и на сотни метров вывалившись за пределы своих границ. Тот, кто видел эту чудовищную кучу, не забудет её никогда, тот, кто проезжал мимо и попал в водоворот разносимых ветром отходов, больше туда не сунется.

В принципе, дальше можно и не живописать – копни любую свалку в стране, ужасов найдется и побольше.

И все же Орел особенный. Просто нет второго места на просторах нашей родине, чтобы рядом с разжиревшей и неуправляемой помойкой стоял под парами уникальный завод «Эко-Сити», способный обезвредить, рассортировать и переработать 200 000 тонн хлама в год, а собственники безобразия (муниципальные власти – на минуточку, ) делали ставки – сколько еще протянет этот возомнивший о себе переработчик, если давать ему мусор не горстями, как сейчас, а вообще не давать.

– Борьба за мусор в городе, переполненном отходами, кажется нелепой, но это совсем не так, – поделился с «НИ» руководитель общероссийской общественной организации «Зеленый патруль» Андрей Нагибин. – Все очень серьёзно, по существу решается, каким будет наше экологическое будущее, возможно ли оно вообще при той политике государства, когда вроде бы и надо что-то поменять, но лучше пока трогать. Как такой посыл воспринимается в регионах, в большинстве своем не готовых ни к каким реформациям? Правильно: борьба за экологию превращается в поле битвы за то, чтобы оставить все как есть. Орел в этом смысле не исключение, просто здесь довели ситуацию до абсурда: у них теперь два предприятия – экологически чистый завод, которому тупо не дают мусор на переработку, и – чуть повернешь голову — гигантская свалка со всеми прелестями многолетнего гниения.

Завод «Эко-Сити» возник в Орле не сам по себе, и уж точно не на беду местным чиновникам. Его строительство начато в 2010 году, когда в стране 90% полигонов были уже в критическом состоянии и потребовались новые экологические решения, чтобы предотвратить катастрофу. Технологии орловских специалистов, позволяющие перейти на бесполигонное обращение с отходами, остановить рост свалок и в течение пары лет избавиться от них навсегда, власти признали спасением для страны и благословили это дело, тем более, что оно не требовало бюджетных затрат – инвестором выступил коллектив разработчиков. На их собственные деньги был разработан проект, проведены геологические изыскания и все необходимые экспертизы, чтобы начать спасение страны как можно быстрее. Завод одновременно стал и лабораторией, где внедрялись и отрабатывались самые современные идеи российских ученых. Вклад Орла – земельный участок в аренду в непосредственной близости от полигона, который планировалось обезвредить первым делом.

Но, как водится, вскоре наверху охладели к модернизациям на ниве экологии – нигде ведь не рвануло, Балашиха и Волоколамск будут много позже. В Орле, чиновники, насладившись минутной славой первопроходцев мусороистребления, поняли, что эта головная боль им совсем ни к чему.

БЛОКИРОВАЛИ, ПОДЖИГАЛИ, БИЛИ, СУДИЛИ.

Для «Эко-Сити наступили непростые времена. Строительство растянулось на восемь лет вместо запланированного года: то вдруг у муниципалитета возникала необходимость скорректировать арендованный заводом участок, потому что он «мешает развитию полигона», то рождались сомнения, а так ли уж хорош проект, как его нахваливают экологи, то организовывалась проверка завода на санитарию, то работников на вшивость… Да мало ли на что изобретательны чиновники, когда есть угроза потерять власть над мусорными потоками и лишиться полигона, у которого окормлялись десятилетиями. Кто пробовал, тот знает: в таких условиях не то что выиграть – живым остаться не просто.

В январе прошлого года завод наконец открылся. Даже не верится, что обошлось без чуда.

– А вы п редставляете, что такое 64 суда, 300 судебных заседаний и полторы тысячи проверок каждый год? – спрашивает гендиректор «Эко-Сити» Юрий Парахин, которому совсем не по душе потусторонняя версия. – Все это мы прошли, все суды выиграли и добились своего по закону. Гложет, конечно, что за это время можно было избавиться от всех полигонов в городе, а мы сидели и слушали, что все, чем мы занимаемся, невозможно, не нужно, не выгодно, не эффективно и лучше не начинать… Я положил на этот проект свою жизнь, я в нем уверен. Я не взял ни копейки денег у государства, потому что привык отвечать за результат своим рублем. И даже в этих боевых условиях, когда меня блокировали, поджигали, били, судили, я продолжал строить и достроил этот объект. Я его запустил. Чтобы показать: мусор можно перерабатывать цивилизованно, такие технологии – наши, российские – есть. И завод этот — уникальный. Не потому что он мой, а потому что дает самые лучшие показатели в Российской Федерации. Так что сколько бы нам не вредили, мы не отступимся.

О комплексе

Экотехнопарк ООО «Экоград» — это предприятие с высокими производственными мощностями, позволяющими вести деятельность по сбору, транспортировке и обработке твердых коммунальных отходов (ТКО) на территории Орловской области с соблюдением всех правил и требований к данному виду деятельности. А также это экоферма, на которой выращиваются цветы

Услуги по вывозу твердых коммунальных отходов в Орле ведутся в точном соответствии с установленными правилами и санитарными нормами, прописанными в законодательстве Российской Федерации. Централизованный сбор ТКО осуществляется с использованием собственных контейнеров и спецтехники «Экограда».

С теми, кому
не всё равно

Руководитель комплекса

Одна из наиболее острых проблем российских регионов — это сбор и вывоз твердых коммунальных отходов. Орел не является исключением. Ежедневно на полигоны вывозятся тонны ТКО, включающие в себя остатки пищи, бумагу, пластик, текстиль, стекло, древесину и иной мусор, образующийся в результате жизнедеятельности горожан. Поддержание чистоты в городской среде невозможно без своевременного вывоза ТКО.

В Орле, несмотря на надзор властей, контролирующих соблюдение норм по защите окружающей среды, число несанкционированных свалок растет. Согласно законодательству РФ, организации, которые не утилизируют отходы или делают это с нарушениями, несут за свои действия ответственность. Компаниям, не желающим тратить средства на уборку и вывоз мусора, выписывают солидные штрафы. Однако, как показывает практика, штраф не является действенной мерой по защите экологической обстановки в городе, не избавляет Орел от мусора, за который оплачен счет.

Люди редко задумываются о том, что остается после них. Поел — выбросил кожуру или фантик и забыл. Сделал ремонт, собрал строительный мусор — скинул в общий контейнер и, опять же — забыл. Дальнейшая судьба отходов человека мало занимает, и напрасно.

Жутко звучит, но это правда: судьба мусора — это и наша судьба. Потому что несортированные отходы попадают на полигоны или сжигаются — в результате загрязняется атмосфера, почва, грунтовые воды.

Как же бороться с проблемой отходов? Самый экологичный способ — отправить их на специальные заводы по сортировке и переработке ТКО. Современные технологии позволяют из выброшенной стеклянной бутылки делать новую без потерь в качестве изделия. Остро стоящая перед всем миром, а не только Россией и Орлом, в частности, проблема пластика тоже решаема, если пластик отсортирован и отправлен на переработку.

С чего все начиналось

«Экоград» — это воплощение идеи: не сорить самому и убирать за теми, кто пока что нуждается в хорошем примере.

15 лет назад возникло понимание того, что сделать Орел чистым возможно только через действие: не сорить, убирать, сортировать отходы и отправлять на переработку. В этот момент начинается становление понимания того, что мусор — это ресурсы, из которых могут быть получены готовые изделия: например, из офисной бумаги — картонная коробка.

Реализация задуманного началась со снятия небольшого цеха на орловском полигоне, где поставлены приобретенные за свой счет прессы и организована сортировка. В это время сортировочные заводы в стране еще не так популярны, деятельность по переработке мусора только в зачатке.

Спустя 6 лет получено приглашение из Брянска с возможностью нарастить опыт и усовершенствовать навыки сортировки мусора на более технологичном предприятии. Тут пригодились уже приобретенные в Орле навыки организации мусоросортировки, изготовления оборудования и прессов. Вложение идеями, людьми и оборудованием дало свои плоды.

Спустя 2 года деятельности в Брянске последовало возвращение в Орел, с обновленными знаниями и опытом. Благодаря профессиональному совершенствованию и следованию выбранному пути удалось избежать множества ошибок при организации мусоросортировочного комплекса на родной местности. Возвращение в Орел, таким образом, состоялось с улучшенной способностью на качество работы..

В сентябре 2014 года запущено строительство «Экограда» — на территории заброшенного завода ЖБИ, используемого под свалку. На скопленные за время непрерывной трудовой деятельности деньги куплено оборудование, вновь буквально своими руками смонтирована линия.

Сейчас идея материализуется на площадке в Урицком районе, который логистически грамотно расположен: в 20 км от Орла. И городу не пахнет, и мусор вывозится оперативно.

Развитие

Мусоросортировочный комплекс — это слаженная работа людей и машин: потребовалось немало труда организовать рабочих и собрать линию. Ведь на линии размещаются подающий конвейер, сортировочный и выходящий, а также сортировочная кабина, прессы для вторичного и не поддающегося переработке сырья, сепараторы. Линия, можно сказать, — это авторская работа в сочетании со внедрением современных технологий.

Процесс сортировки отходов для вторичной обработки выглядит так: на цепной конвейер подаются отходы, специалисты в сортировочной кабине отбирают из идущего по конвейеру мусора полезные фракции, например, стекло и пластик, и сбрасывают их в специальные отверстия. Не отсортированный мусор, называемый «хвостами», через реверсивный конвейер попадает под пресс, затем спрессованным вывозится на полигон для захоронения. Отсортированные и разделенные на фракции отходы, соответственно, прессуются и отправляются на предприятия-партнеры для вторичной переработки.

С 2016 года культура бережливого отношения к среде получает развитие, деятельность мусоросортировочных комплексов регламентируется и лицензируется. И, в ответ на спрос, «Экоград» начинает осуществлять не только сортировку отходов, но и их вывоз, для чего обзаводится собственным автопарком.

Территориально повышение уровня чистоты, начавшись с Урицкого района, откуда отходы прежде никогда не вывозили, расширилось до Нарышкино и близлежащих деревень, а потом — до Орла.

Деятельность ведется на основании Лицензии (57) — 3738 — СТО от 14.06.2017 г., выданной Федеральной службой по надзору в сфере природопользования по Орловской области.

Неугасимое стремление к хорошему виду за окном не ограничивается мусоросортировочным комплексом. Экологичными хочется быть во всем, поэтому от электрического отопления на территории мусоросортировочного комплекса мы перешли к котлу, для задействования которого используются древесные отходы. Мощности котла хватает на административные и производственные помещения, на теплицу с цветами, и это при том, что котел работает лишь на 65%.

Читайте также:  Правительство РФ утвердило новые требования по энергоэффективности

Помимо тепличной растительности территория «Экограда» озеленена цветочными клумбами. Ведь за уборкой и сортировкой мусора, при котором жизни нет, следует облагораживание местности, на которой жизнь есть. Лелеемая мечта — построить экодом, который хорошо впишется в экологически чистый Орел.

«Экоград» сегодня

В настоящий момент «Экоград» из мусоросортировочного комплекса вырос в экотехнопарк и решает задачи гораздо более широко спектра, чем сбор, вывоз и утилизация отходов. У экотехнопарка имеется экоферма — комплекс экотеплиц для выращивания цветов и большой комплекс для сортировки отходов.

Мощность завода составляет 42 000 тонн вывезенного и отсортированного мусора в год. Фактически завод работает на всю мощность: в 2018 собрано 38 000 тонн мусора, а в 2017 — 36 000 тонн.

Ежедневно обрабатывается 1 500 м 2 мусора. В ближайших планах: увеличить мощность до 82000 тонн в год и осуществлять сортировку круглосуточно. Вот как-то так будущее становится светлее.

В собственности ООО «Экоград» большой, разнообразный автопарк спецтехники для транспортировки ТКО, не имеющий себе равных в Орловской области, в том числе: мусоровозы, автомобиль с грейферным механизмом, 4 автомобиля, оснащенных системой мультилифт, предназначенных для вывоза контейнеров объемом 15-40 м³, а также закрытые контейнеры «Europress» с грузоподъемностью от 7 до 32 тонн.

Таким образом, ООО «Экоград» может выступать гарантом своевременного вывоза отходов с территории Заказчика в течение 1 часа с момента поступления заявки даже в случае технических проблем с той или иной единицей техники.

Планы на будущее

Основы для светлого безмусорного будущего мы стремимся закладывать в настоящем: распространяем идею раздельного сбора отходов и ответственности всех и каждого за чистоту окружающего мира и себя лично. Мечтаем, что люди станут сознательнее и проблема мусора окажется вне политики и споров. Ведь речь идет о нашем общем будущем. О здоровье и удовольствии от жизни близких и друзей — сегодня, завтра и далее — о счастье наших детей.

Для реализации амбициозных целей, но на самом деле естественных для осознанного общества, мы стремимся через свой пример показывать эффективность субботников и сортировки отходов. Для этого мы поступаем просто: проводим субботники и сортируем отходы. А также разделяем мусор на фракции у себя дома и не сорим во время прогулок в парке.

Несомненно, о нашей миссии надо рассказывать, поэтому мы проводим экологическое просвещение в соцсетях. Вначале, мы, конечно, сами получаем знания, подвергаем критике новую информацию, опробуем на практике, а потом лучшее несем в массы.

Мы надеемся, что наш пример, действия и донесение информации до людей даст свои положительные для Орла и всей страны плоды.

Чтобы получить больше интересных материалов об экологии края и ситуации с вывозом мусора, присоединяйтесь к нам в соцсетях:

Аналитика

С 1 января в Орловской области стартовала реформа по обращению с отходами. К ней якобы готовились два года. Но почему же мусор из Орла некуда везти? Почему мусоросортировки завалены отходами? Почему вместо слаженной работы мы наблюдаем столкновение бизнес-интересов, и кто ответит за то, что областная столица поступательно идёт к мусорному коллапсу?

Для 80% мусора из Орла места нет

Каждый день мы выбрасываем мусор. Делаем это автоматически, не задумываясь, куда он девается после того, как за ним приезжает спецтехника. Для обычного человека это ненужный хлам, но для тех, кто вращается в системе, наш мусор – деньги. И большие. Как же всё организовано?

Первое, о чём важно знать: в регионе вся система обращения с ТКО базируется, исходя из территориальной схемы обращения с отходами. Об этом никто не вспоминает, когда говорит о свалках или грязи вокруг контейнеров. Но проблемы начинаются именно здесь, в территориальной схеме, которую власть не проработала даже на бумаге.

Она делится на три зоны – Орловскую, Мценскую и Ливенскую. Первая является самой проблемной. Здесь живёт больше всего людей, а значит, производится и больше мусора. По территориальной схеме – это 240 тыс. тонн отходов в год. 160 тыс. из них, то есть две трети, проходят сортировку на мусороперегрузочной станции «ЭкоСити», которую возглавляет Юрий Парахин, оставшаяся часть едет на «Экоград», которым руководит Дмитрий Хроменков – в недавнем прошлом директор регоператора УК «Зелёная роща». Первый отбирает для переработки 10% вторсырья, второй – 17%. В среднем, если сложить показатели двух сортировок, то в качестве вторсырья используются лишь до 20% отходов. Как правило, выбирают бумагу, пластик, металл и стекло. Всё остальное – это называется «хвосты» – требует захоронения. Не выброса, а именно захоронения по всем правилам, которые определены законом. Возникает вопрос: где? Так вот для «хвостов» должны быть организованы площадки временного накопления. На них отсортированные остатки могут храниться до 11-месяцев, а затем – отправляться на полигон ТБО. По закону. На деле же таких мест для «хвостов» нет. И прежде всего, их нет в территориальной схеме. Не определены они и в реале. Потому что в Орле нет полигона. Такая вот основа реформы, к которой сначала регион готовил «мусорный король» в лице губернатора Вадима Потомского, а затем «оппозиционер» Андрей Клычков.

– Территориальная схема не отвечает реальной обстановке. В ней до сих пор отсутствуют сведения о площадках временного накопления отходов. Необходимо решать этот вопрос и думать сейчас о том, куда мы будем захоранивать остатки, а их – 80% от собранного мусора! – говорит орловский природоохранный межрайонный прокурор Ирина Булгакова.

Получается, что основная часть мусора областного центра фактически остаётся бесхозной. В лучшем случае, в конце года «хвосты» отвезут на полигон Мценского района, который, в отличие от орловского, имеет необходимый статус. Хотя он практически ничем не отличается от орловского, но официально внесён в Государственный реестр объектов размещения отходов (ГРОРО). Да, вы правильно поняли, уважаемый читатель, – орловский полигон, а точнее, свалка на Итальянской, 33, которая работала с 1973 года, с 1 января 2019-го – вне закона. Сейчас захоранивать там мусор нельзя.

– Если мы не будем иметь полигона для Орла, то мы будем вынуждены вывозить отходы в какое-то другое место. Чем дальше от города, тем больше будет тариф. Понятно, что со временем построятся мусоросжигательные экологически чистые заводы, которые будут вырабатывать электроэнергию – но это будущее. И это очень затратные технологии. А мусор, он рождается сейчас. Его нужно куда-то вывозить, складировать и утилизировать, – говорит директор УК «Зелёная Роща» Александр Ворожбит.

Сказка о стопроцентной переработке мусора

Есть и другая проблема – сама свалка на Итальянской, 33. Со стартом новой реформы о необходимости её рекультивировать с удвоенной силой заговорил гендиректор АО «ЭкоСити» Юрий Парахин. Его завод находится на её территории и занимает порядка 80% всей площади. В ведении Парахина два участка, которые город отдал ему в аренду на 49 лет. На одном из них он занимается изготовлением почвогрунтовой смеси, которой и собирается рекультивировать. По его словам, свалка представляет серьёзную опасность для орловцев не сама по себе, а из-за того, что в 2015 году из Тулы туда завезли отходы ванадия. Тогда полигон эксплуатировало ЗАО «ОПЭК».

Так свалка на Итальянской,33 выглядит сейчас

– Сегодня свалка представляет собой большой биореактор на площади 36 га и высотой до 35 метров. Мусор перемешан с отходами ванадия, который оказался чуть ли не вторым классом опасности. Сейчас внутри [свалки] возникает температура до 52 градусов. Свалочный газ поднимается в атмосферу на большие расстояния и потом накрывает очень большие территории. В том числе мелкодисперсные пылинки накрывают наши населённые пункты. Фактически это вулкан, – заявил в начале мая на своей пресс-конференции Юрий Парахин.

По его словам, он готов взяться за рекультивацию без привлечения бюджетных денег, сам найдёт инвесторов. В качестве технического решения предлагает добыть и обезвредить биогаз, который находится в теле свалки, и пересыпать её той самой почвогрунтовой смесью. Биогаз же предприятие планирует использовать для выработки энергии.

О необходимости заняться рекультивацией Юрий Парахин говорит давно. Но реальная возможность у него появилась якобы только сейчас – «Андрей Евгеньевич [Клычков]услышал», – говорит гендиректор «ЭкоСити».

Отметим, что между ним и правительством региона даже подписано соответствующее инвестсоглашение. Дело «за малым» – городу необходимо передать Парахину остальные 20% свалки и выдать некий акт о её состоянии, в составлении которого должны принять участие все контролирующие органы.

– Без него мы не можем приступить к проектированию и привлечь сюда финансы, – пояснил Парахин.

По его же словам завод «ЭкоСити», способен перерабатывать практически 100% отходов.

– 28,8% процентов пока мы складируем на площадке временного накопления. Фактически более 70% мы превращаем в готовые продукты. У нас есть технология, по которой мы производим почвогрунтовую смесь и РДФ-топливо. Мы первые, кто замахнулись на бесполигонное обращение с отходами, – объявил Юрий Парахин.

Работа сортировки мусора на «ЭкоСити»

Позже в беседе он отметит, что у него есть площадка временного накопления – находится на участке №15, на том, который он отсудил у муниципалитета в декабре прошлого года. Площадь – 19 гектаров.

Можно прийти к выводу, что в сухом остатке мы имеем возможность не захоранивать отходы в принципе, рекультивировать опасную, заваленную ванадием свалку, сэкономить сотни миллионов бюджетных денег и не знать никаких проблем. Инновационный прорыв мирового уровня или сказка?

Мечты ушли, осталась…

Однако директор УК «Зелёная Роща» Александр Ворожбит восторгов не разделил. По его мнению, для серьёзной переработки мусора нужна очень затратная технология, которую в России только начали разрабатывать, но «пока мы ею не особо владеем». Суть в том, что после отбора вторсырья остатки должны разбиваться на отдельные фракции. Что-то пойдёт в печь, что-то превратится в почвогрунтовую смесь и РДФ-топливо.

– Для этого нужен совсем другой [мусороперерабатывающий] комплекс. У нас [в Орловской области] такого нет. Пока это только в планах и мыслях. Это очень дорого стоит. Нужно найти инвестора, который мог бы этим заниматься. Иностранцы к нам особо заходить не хотят, потому что санкции, – объяснил Александр Ворожбит.

– Но руководство «ЭкоСити» утверждает, что их мощностей достаточно, чтобы отказаться от «хвостов», – напоминаю я.

– Тяжело что-то сказать. У него нет того оборудования – я не видел его своими глазами – которое может осуществлять безостаточное производство, – ответил Ворожбит.

– Самая развития страна в сфере утилизации отходов – Швейцария. Там перерабатывают порядка 97% мусора. Не 100%! Стопроцентной технологии нет. И вдруг она обнаруживается в Орле. Почему бы не продать её в Москву, Казань или Питер? Да потому что нет у нас такой переработки. Самый простой вариант это проверить – собрать комиссию из депутатов и профильных чиновников и поехать на «ЭкоСити», чтобы посмотреть, как всё происходит там в реальности, – предлагает Дмитрий Хроменков.

К слову, на официальном сайте «ЭкоСити» говорится, что отходы у них поступают в барабаны-грохоты для механизированного сепарирования и подготовки к последующей ручной сортировке.

«На участке ручной сортировки рабочие участка отбирают предметы определенной морфологии: картон, бумагу, пластик, текстиль, древесные отходы, стекло и бросают их в сортировочные окна. Не отобранные из общего состава твердые бытовые отходы – «хвосты» – в основном органические отходы – являются балластом, который не имеет коммерческой ценности и не наносит вред окружающей среде. Данные отходы направляются на вывоз на полигон захоронения», – гласит официальный ресурс «ЭкоСити».

На какой полигон, если его де-юре нет? Но это пока так, реплика.

Зима на городской свалке

– Бесполигонное обращение с отходами – это на сегодня блеф. А «Хвосты» остаются на свалке. Это знают все. Но всем так удобно, – рассказал ОрёлТаймс на условиях анонимности один из бывших сотрудников «ЭкоСити».

Даже на бумаге территориальная схема не отражает потребностей реформы

Но вернёмся к проблеме отсутствия мест для передержки 80% собираемого в Орле мусора. Дмитрий Хроменков настаивает: региональная территориальная схема по обращению с ТКО нуждается в серьёзных доработках – в ней не обозначены места для размещения отходов областного центра. Как на временной, так и постоянной основе.

– Для Орла и прилегающих к нему районов, их нет вообще. Можно поставить полигон на рекультивацию, но куда везти мусор? Рекультивация возможна только в том случае, если у нас появится другой, соответствующий нормам объект, – говорит Хроменков.

К слову, по документам, все «хвосты» должны ехать на Итальянскую,33. А вот номера участка в терсхеме почему-то нет. Забыли ли чиновники из департамента строительства, ТЭК и ЖКХ снабдить инструкцию более подробной информацией или страничка «потерялась» – неизвестно.

С января по конец апреля на территории «Экограда», который вывозит мусор от орловцев, скопилось примерно полтысячи грузовиков отходов, которые остались после сортировки. И забирать их никто не собирается – полигон на Итальянской, 33 – не полигон, а на свой участок Юрий Парахин брать чужой мусор, разумеется, не собирается. Разрешить спор может регоператор УК «Зелёная Роща». Он предложил «Экограду» отвезти остатки на мценский полигон.

– Полигон Мценска готов принять мусор. Но «Экограду» придётся сделать это за свой счёт, – говорит директор «Зелёной Рощи» Александр Ворожбит.

Территория «Экограда» до и после старта «мусорной реформы»

Читайте также:  В Копенгагене откроется самый маленький в мире отель

Правда, соглашается, что по территориальной схеме мусор всё же может уехать на Итальянскую. То есть по логике, на временную площадку «ЭкоСити». Но существует ли она? И почему территориальная схема – не указ? И почему полигон Мценска должен принимать лишний мусор?

В «Зелёной Роще» поясняют свою позицию, отталкиваясь от права собственности сортировщиков на вторсырьё.

– Имущество, посредством которого переработчик получает прибыль, принадлежит ему (то есть мусор – авт.), а значит, организация самостоятельно должна решать вопросы передачи «хвостов» на захоронение, – делает выводы регоператор.

Дмитрий Хроменков видит в этом лукавство.

– До старта «мусорной реформы» жители напрямую платили деньги за вывоз мусора «Экограду», потому он, действительно, самостоятельно рассчитывался за захоронение «хвостов» и финансировал перевозку мусора на полигон. Однако теперь орловцы платят регоператору «Зелёная роща»! Причём платят намного больше прежнего. При этом в установленный тариф не входят затраты на транспортировку мусора и его последующее захоронение. То есть для перевозчиков условия фактически хотят оставить прежними, а деньги оставлять оператору, – говорит Хроменков.

В региональном управлении по тарифам и ценовой политике ОрёлТаймс пояснили, что в тариф «Экограда» заложена только обработка и сортировка сырья. То есть, строки под захоронение отходов, действительно, нет.
К слову, в «Экограде» с позицией регоператора мириться не согласились – вопрос будет решаться в судебном порядке. А мусор тем временем лежит.

Об опасности ванадия

Ключевым моментом необходимости срочной рекультивации орловской свалки (помним: рекультивация влечёт за собой две вещи: полную передачу свалки в одни руки – «ЭкоСити» и её окончательное закрытие для приёма мусора) гендиректор «ЭкоСити» Юрий Парахин называет опасные отходы ванадия, который разместило на объекте ЗАО «ОПЭК».

– У меня только возникает вопрос: почему компания и люди, которые намеренно отравили Орловскую область, до сих пор не ответили за эти, мягко говоря, нарушения? – возмущается Парахин.

Хороший вопрос. Но… Эта история произошла в 2015 году, когда компанию возглавлял Сергей Кулешов. Однако Юрий Парахин был и до сих пор является одним из его акционеров ОПЭКа!

В то время мусоросортировка «ЭкоСити» находилась на стадии строительства. По словам бывших акционеров производства, Кулешов вложил в «экспериментальную лабораторию Парахина около 12 млн рублей – привлёк свои и кредитные средства, но потом их дорожки разошлись».

Про ванадий же доподлинно известно следующее. Суд Орловского района по иску природоохранной прокуратуры потребовал от ОПЭК вывезти его с территории полигон в течение месяца. Дело было в апреле 2017-го. Правда, в решении суда речь идёт не о ванадии как таковом, а о композиции известково-гипсовой (КИГ). В документе говорится, что ОПЭК приобретал этот продукт у АО «Евраз Ванадий Тула», чтобы использовать в качестве изоляционного материала на полигоне. Всего его успели уложить примерно на 2,2 га от всей площади объекта в 33 га.

– Зачем ванадий на полигон начали возить? – спрашиваю у Сергея Кулешова.

– Знаете, как говорят? Ложь, сказанная сто раз, становится правдой. Но я рад, что вы спросили. Я давно хотел сказать на эту тему всё, что думаю, – говорит экс-гендиректор ЗАО «ОПЭК». – Когда говорят, что мы привезли отходы пентаоксида ванадия 1-2 класса опасности – это ложь. Ложь и в том, что он радиоактивен, и в том, что это отходы. На самом деле мы купили официально выпускаемый на тульском заводе продукт для изоляции отходов. КИГ именно для этого и предназначен. У этого продукта есть вся разрешительная документация, – рассказывает Сергей Кулешов.

По словам Кулешова, прежде чем начать укладывать именно КИГ в качестве промежуточного слоя, ОПЭК советовался с компетентными органами. Роспотребнадзор, изучив вопрос, дал добро.

На официальном сайте тульского предприятия сообщается, что оно продаёт три позиции побочной продукции, в том числе и этот самый КИГ. «Данная продукция находит широкое применение в металлургии и строительной отрасли: при производстве асфальтобетонных материалов, а также в качестве изолирующего материала на полигонах хранения твёрдых бытовых отходов и т.д.» – сообщает портал «Евраз Ванадий Тула».

Из экспертного заключения московского Роспотребнадзора на КИГ следует, что в её состав входят: оксид кальция, оксид марганца, сульфат кальция, оксид магния, оксид ванадия, оксид алюминия, железо, диоксид титана и диоксид кремния.

– Я считаю, что история вокруг якобы смертельной опасности ванадия – это не что иное, как элемент конкурентной борьбы, в которую Парахин всех вовлекает и пытается устроить истерию с помощью общественного мнения. Он говорит, что ему этот полигон не нужен, но вывозит туда «хвосты». Тому есть большое количество фото- и видеоподтверждений, но почему-то все закрывают на это глаза, – разводит руками Кулешов.

Известково-гипсовая композиция прошла более двух десятков экспертиз, в том числе и Государственную экологическую экспертизу Министерства природных ресурсов и экологии РФ. Все они говорят о том, что КИГ не опасен. Производились и замеры дозы гамма-излучения на полигоне ТБО – они соответствуют естественным значениям. Но тогда в чём проблема Итальянской,33?

Орловский природоохранный межрайонный прокурор Ирина Булгакова поясняет, что полигон ТБО – это высокотехнологичный объект, который должен отвечать всем требованиям безопасности и нормам федерального законодательства, но место на Итальянской, которое всё время обходилось даже без проектно-сметной документации, таковым, по закону, называться не может. И основной камень преткновения именно в этом, а не в свойствах КИГа.

–В данном случае, опасность кроется в повышенной кислотности, а не в радиации, как бытует мнение. И, оценив состояние городской свалки, природоохранная прокуратура пришла к выводу, что в данном случае этот продукт использовать нельзя. Потому что мы не знаем, какие отходы были захоронены на Итальянской с 1973 года, какой у них морфологический состав и чем они пересыпались ранее такое количество лет, – говорит Булгакова. – Специалисты-экологи не могут прогнозировать абсолютную безопасность КИГа применительно к орловской свалке. Наиболее уязвимыми, по их мнению, могут стать поземные воды.

Именно поэтому в судебном порядке КИГ было решено вывезти, что называется, «на всякий случай». Но встал вопрос: куда и каким образом?

Кулешов говорит, что достать этот материал из-под мусора уже невозможно, а мест для складирования побывавшей в использовании гипсовой композиции не существует в природе. Прокуратура же настаивает на исполнении судебного решения. И считает, что в данном случае должны быть проведены специализированные прикладные исследования, чтобы дать заключение: на какой глубине находится продукт. И найти, в конце концов, решение этой проблемы.

При этом никакой связи между данным решением суда, КИГом и закрытием полигона для приёма отходов нет.

Мусорная революция забуксовала

№7 (455) от 8 марта 2017 г.

В Орловской области вскрылись серьезные проблемы с введением института регионального оператора, который, напомним, с 1 января 2017 года должен был координировать работу всей цепочки по сбору, вывозу и последующей переработке твердых коммунальных отходов. В Торгово-промышленной палате собрали за «круглым столом» всех, кто имеет отношение к этой сфере, чтобы выслушать их пожелания и узнать о «болевых точках». От журналистов заседание «круглого стола» в экстренном порядке закрыли, однако на последующей пресс-конференции некоторые детали все же предали огласке. Хоть и через третьи руки, а также в очень усеченном объеме, но картина вырисовывается безрадостная. Напомним, областные чиновники с завидным постоянством заявляют, что Орловская область в числе лидеров по революционным преобразованиям в сфере утилизации отходов. Между тем, с точки зрения людей непосредственно работающих с отходами, ситуация выглядит несколько иначе.

Просчеты в расчетах

Ряд негативных моментов, действительно, не зависит от местных «рукамиводителей». Например, на Орловщине выбрать к 1 января регоператора оказалось невозможно из-за того, что на федеральном сайте torgi.gov.ru просто отсутствовал раздел, где можно было бы разместить документацию по отбору оператора. И на эти грабли наступили все области без исключения. Однако есть ряд компонентов, которые должны были заработать у нас без всяких сбоев. В частности, еще в прошлом году под Орлом должен был быть запущен «ЭкоТехноПарк», включающий новый полигон и высокотехнологичный мусороперерабатывающий завод. 2016-ый завершился и уже идет третий месяц 2017 года, но завод так и не запущен. Более того, экологическая организация «Зеленый патруль» провела в 2016-ом обследование орловских свалок и полигонов, после чего пришла к выводу, что «ЭкоТехноПарк» находится в опасной близости к памятнику природы балке «Непрец». Похоже, что решать проблемы за счет уничтожения памятников становится славной орловской традицией. Возникли сомнения у экологов и по поводу того, насколько возрастут тарифы для населения, после того как инвестор вложит в проект сотни миллионов и начнет «отбивать» затраты. Но на тарифах мы остановимся отдельно. Пока же об инфраструктуре.

Напомним, летом 2013-ого орловским журналистам презентовали еще один грандиозный проект — сортировочный завод «ЭкоСити», который собирались строить рядом с уже существующим полигоном ТБО. Но «воз и ныне там», причем уже скоро отметит 5-летний юбилей стояния без движения. На пресс-конференции, нам рассказали, что у этого конкретного завода очень много проблем с площадкой, где он расположен. Завод «ЭкоСити» до сих пор не получил лицензию. Но что характерно, его уже включили в территориальную схему по обращению с отходами — еще одну гордость областных властей, о которой они много и часто говорят. Как можно было включать в схему неработающий элемент, который, кстати, вообще может и не заработать — надеемся, мы сможем узнать, когда власти все же решатся на открытое общение с журналистами.

Звериный оскал капитализма

Еще интереснее оказалась ситуация в Орловской области с уже существующей переработкой мусора. К сожалению, опять же через третьи руки, но журналисты узнали, что заявленные выгоды от переработки и последующей продажи вторсырья натолкнулись на… банальное желание побольше заработать. Существующие немногочисленные предприятия по переработке отходов пожаловались на то, что не могут продать переработанное вторсырье. Склады завалены переработанными отходами, а сбыть их невозможно. Заводы, которые используют вторсырье, существенно подняли планку по качеству поставляемого вторсырья. Но когда строится завод, закладывается определенное качество конечного продукта переработки. И если потом повысить планку — завод окажется в тупиковой ситуации. При этом организаторы «круглого стола» искренне уверены, что озвучивать через прессу обозначенные проблемы не стоит.

Бесплатный сыр бывает только в мышеловке

Любое нововведение, особенно такое затратное, как система сбора и вывоза отходов, потребует и серьезных затрат. В теории, региональный оператор должен взять на себя эту ношу, тем более, что в помощь ему и изменившееся законодательство. Напомним, в Орле уже много лет не могут решить проблему сбора платежей за вывоз мусора из частного сектора. Новое законодательство дает регоператору право выставить платежки всем без исключения жителям частных домов. Отныне уже не сработают железные отговорки, что, мол, мусор сжигаю или закапываю сам. Но тут всплывают несколько моментов — об одном рассказали на пресс-конференции, о втором, как мы уже написали, сообщил «Зеленый патруль». Первое — это платежная дисциплина населения. Людей никто не готовит к нововведениям, никто не может внятно назвать четкие сроки — когда же граждане получат новые квитанции. Никто не разъясняет орловцам, почему они вдруг не смогут отказаться от платежей. Поэтому слишком велик риск того, что сборы не покроют всех затрат регоператора. И тут на сцену выходит второй момент — регоператор может для перестраховки так задрать тарифы, что орловцы просто взвоют от такой «заботы» об их благополучии. Есть еще и третий момент, о котором ранее заявлялось на совещании в областной администрации. Несанкционированные свалки по новому закону теперь должен будет убирать регоператор. При этом он должен будет установить, кто именно вываливает мусор в неположенных местах, и взыскать деньги с нарушителя через суд. В итоге, зная, как быстро и четко работают наши суды, есть реальные опасения, что возврат средств растянется на годы, а это может утянуть на дно даже очень финансово устойчивую организацию. Впрочем, на пресс-конференции нам пояснили, что федеральные законы меняются и сейчас рассматривается такой вариант, когда затраты на ликвидацию несанкционированных свалок включат в тариф. Так что «Зеленый патруль», как мы видим, высказывал очень обоснованные опасения по поводу запредельной цены вопроса.

Свадьба без невесты

В итоге складывается впечатление, что Орловская область может и не оказаться в лидерах по реализации новой системы сбора и утилизации отходов. По словам председателя комитета орловской ТПП по природопользованию и экологии Ольги Ларионовой, выборы регоператора в нашей области отнесены на конец 2017 года. Нестыковок и проблем как на федеральном, так и на региональном уровне столько, что система на данный момент вообще выглядит нежизнеспособной. Отсутствие четких сроков поэтапной реализации и постоянная передвижка ранее заявленных дедлайнов создает путаницу и неразбериху. А самое главное — нет даже перечня желающих поучаствовать в конкурсе на право стать регоператором, то есть журналисты не могут задать вопросы самому главному звену. А хотелось бы услышать, что думают по поводу нововведения те, на кого ляжет основная часть работы. Сейчас же проблему взаимодействия регионального оператора с остальными участниками системы сбора и утилизации отходов обсуждают в отсутствие самого регоператора. Вот такая в Орловской области получается свадьба без невесты.

Ссылка на основную публикацию