Минюст поддерживает введение обязательного нотариального оформления недвижимости

Нужно ли возвращать обязательную нотариальную форму для сделок граждан с недвижимостью?

bernatets photo / Shutterstock.com

До 1998 года все сделки с недвижимостью подлежали обязательному нотариальному удостоверению. Однако с вступлением 31 января 1998 года в силу Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним” и созданием института государственной регистрации прав на недвижимость нотариальная форма сделок перестала быть обязательной и постепенно уступила место сделкам в простой письменной форме. На первый взгляд, такой способ оформления сделки быстр и удобен, но на деле, поскольку никто не отвечает за законность сделки, резко вырос риск нарушений прав собственников и мошеннических действий со стороны недобросовестных лиц.

“Государственный регистратор, работая только с документами, не в полной мере защищает права граждан в сфере недвижимости, потому что не общается со сторонами сделки, не проверяет осознанность их действий и не разъясняет правовые последствия. Поэтому заключенные в простой письменной форме сделки в последствии часто оспариваются. А позволить себе квалифицированную юридическую помощь в нашей стране может не каждый гражданин”, – считает президент Федеральной нотариальной палаты Константин Корсик.

По его словам, есть несколько вариантов решения этой проблемы:

  • создание системы обязательного страхования сделок с недвижимостью. Этот способ имеет существенный недостаток – дороговизна. Цена такой услуги может составлять до 3-4% от стоимости объекта недвижимости в год;
  • развитие системы МФЦ и подача документов через них. Минусом этого способа является отсутствие у сотрудников МФЦ соответствующей квалификации по проверке законности сделки. “Подтверждение личности граждан посредством квалифицированных электронных подписей – только малая часть необходимой проверки. Эта процедура не может заменить проверку волеизъявления сторон, понимания ими смысла своих действий, а ведь именно этим часто пользуются мошенники, отнимая жилье у граждан”, – отмечает Корсик. Соответствующая профессиональная подготовка кадров, по его словам, потребует значительных затрат из бюджета;
  • возвращение обязательной нотариальной формы сделок с недвижимостью. Именно этому способу эксперт отдает предпочтение.

Нужно ли нотариально удостоверять соглашение о задатке, который покупатель передает продавцу в счет оплаты за объект недвижимости, в отношении которого стороны намерены в будущем заключить основной договор купли-продажи? Ответ на этот и другие практические вопросы – в “Базе знаний службы Правового консалтинга” интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

При этом нотариус не заменит участников рынка. Подразумевается, что риэлтор, как и прежде, будет отвечать за экономическую сторону сделки, согласовывая ее основные условия, нотариус – за ее правовую сторону, составляя проект договора, запрашивая все необходимые сведения, разъясняя сторонам возможные последствия и подавая документы на регистрацию в Росреестр, а регистратор, получив эти документы, будет регистрировать их и отвечать за достоверность реестра. “Если мы добьемся такой схемы, то рынок сделок с недвижимостью станет прозрачным и цивилизованным, а граждане в конечном итоге получат полную защиту прав и законных интересов”, – убежден Константин Корсик.

Нотариальная форма сделок действительно имеет ряд преимуществ по сравнению с простой письменной формой. Среди них:

Проверка законности. Нотариальное удостоверение сделки – не просто проставление подписи и печати. С 1 сентября 2013 года в законе четко указана обязанность нотариусов проверять законность сделки (п. 1 ст. 163 Гражданского кодекса, Федеральный закон от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ “О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации”). Кроме того, при совершении нотариального действия нотариус вправе использовать средства видеофиксации (ч. 5 ст. 42 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-I; далее – Основы законодательства о нотариате).

Имущественная ответственность. Нотариус несет полную имущественную ответственность за вред, причиненный по его вине имуществу гражданина (ст. 17 Основ законодательства о нотариате). К тому же закон обязывает нотариуса, занимающегося частной практикой, заключить договор страхования своей гражданской ответственности на случай причинения имущественного вреда гражданину, обратившимся за совершением нотариального действия (ст. 18 Основ законодательства о нотариате).

Доступность. По данным Федеральной палаты нотариальной палаты, сегодня в России работает 8 тыс. нотариусов, которые объединены в 84 нотариальные палаты. Таким образом, граждане обеспечены необходимой правовой помощью в каждом, даже самом отдаленном населенном пункте. Помимо территориальной доступности, можно отметить и материальную – нотариальные тарифы гораздо ниже гонораров, обычно устанавливаемых юристами за сопровождение сделок с недвижимостью. Например, за удостоверение сделок, предметом которых является отчуждение недвижимого имущества стоимостью от 1 млн до 10 млн руб., размер нотариального тарифа составляет 7 тыс. руб. плюс 0,2% от суммы сделки, превышающей 1 млн руб. (п. 1 ч. 1 ст. 22.1 Основ законодательства о нотариате). А за представление документов на государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним – 1 тыс. руб. (п. 12.5 ч. 1 ст. 22.1 Основ законодательства о нотариате). Тогда как комплексная проверка информации о квартире и продавце, а также оформление сделки юристом обойдется в среднем от 20 тыс. руб., а в некоторых случаях может даже превышать 50 тыс. руб.

Константин Корсик уверен в том, что нотариат полностью готов к расширению своей компетенции в сфере сделок с жилой недвижимостью граждан: “Мы готовы совершенствоваться и оптимизировать свою работу в дальнейшем. Более того, мы рассматриваем возможность введения специальных сниженных тарифов для социально незащищенных слоев населения и готовы обсуждать другие пожелания по усовершенствованию работы российского нотариата”.

Перспективы возвращения обязательной нотариальной формы сделки вполне реальны. В начале июня член Совета Федерации Антон Беляков направил в Госдуму соответствующий законопроект 1 . Документ предлагает нотариально удостоверять сделки, которые влекут возникновение, изменение или прекращение подлежащих государственной регистрации прав на имущество. Однако, несмотря на указанные выше преимущества нотариальной формы сделок, эксперты не спешат единодушно одобрять подобную инициативу.

Нотариальная форма сделки – эффективная защита от мошенничества

Как указал в пояснительной записке к указанному выше законопроекту Антон Беляков, именно положение российского законодательства о простой письменной форме договоров с недвижимостью позволяет мошенникам наживаться на беззащитных гражданах. При обязательном участии нотариуса в оформлении сделки подобное незаконное отчуждение, по его мнению, становится невозможно.

За возвращение нотариальной формы сделок с недвижимостью выступают и некоторые депутаты Госдумы, среди которых председатель Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Галина Хованская: “Я безусловно поддерживаю внесение соответствующих изменений в гражданское законодательство”. “Обязательная нотариальная форма сделки – эффективное средство предотвращения мошенничества”, – поддерживает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков.

По словам первого заместителя председателя Комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Михаила Емельянова, в Комитете идея возвращения нотариальной формы сделок с недвижимостью поддерживается, но только с одной оговоркой – действовать данное требование должно исключительно в отношении физических лиц, поскольку они в особенности нуждаются в имущественных гарантиях и надежной защите их права собственности со стороны государства. С этой позицией солидарен и Константин Корсик: “У рядовых граждан в отличие от представителей коммерческой сферы, где задействованы сильные юридические департаменты, часто нет возможности обратиться за правовой помощью к квалифицированному юристу или адвокату”. “Возвращение этого института для физических лиц абсолютно не затрагивает ни бизнес, ни регистрационные службы, ни риэлторов – всем найдется работа. Если мы пойдем на это, то защитим многих и многих граждан, защитим их право собственности. Затягивая введение нотариального заверения сделок с недвижимостью, мы по сути потакаем черным риэлторам”, – настаивает Михаил Емельянов.

Среди сторонников инициативы и представители Верховного Суда Российской Федерации. “Мы считаем, что необходимо в отношении жилых помещений, жилых домов осуществлять нотариальную форму сделок. Она вызывает высокую степень доверия по сравнению со сделкой, которая составлена в простой письменной форме”, – подчеркивает судья ВС РФ Александр Киселёв.

“Нам кажется, что нотариальное удостоверение сделок с недвижимым имуществом – это важный, необходимый шаг, к которому можно двигаться с двух сторон. С одной стороны – через законодательное регулирование, а с другой – через повышение качества работы нотариусов, регулирование внутри профессии для того, чтобы можно было с уверенностью говорить, что обращение к нотариусу всегда является безусловной защитой сторон по сделке. И если потом эту сделку и можно будет оспорить, то по независящим от нотариуса причинам”, – полагает Советник Министра юстиции России Мария Мельникова.

Изменение действующего законодательства, по мнению специалистов, просто необходимо, поскольку усовершенствовать текущую деятельность Росреестра таким образом, чтобы он заменил деятельность нотариуса, невозможно. “Регистрационная служба для этого не приспособлена. Госрегистратор не сможет взять на себя функции государственного нотариуса – это абсурд, потому что у них совершенно разные полномочия и функции”, – считает Михаил Емельянов.

Важно не допустить “нотариальную монополию”

Несмотря на довольно оптимистичный настрой одних экспертов, есть те, кто более осторожно относится к идее возвращения нотариальной формы сделок с недвижимостью. Так, по мнению старшего вице-президента Московской торгово-промышленной палаты Юрия Шарандина, у данной инициативы слишком много “если”. Поддержать идею, уверен он, можно лишь в том, случае:

  • если нотариальное удостоверение сделки с недвижимостью будет безусловно полезно для гражданина;
  • если гражданин сможет получать эту помощь в шаговой доступности;
  • если защита такого рода сделки со стороны государства будет абсолютной;
  • если стоимость услуги будет доступной.

Он считает, что не обязательно возлагать на нотариат роль единственного гаранта законности сделки: “Для гражданина нет никакой разницы, каким образом будет удостоверена его сделка, главное, чтобы она была действительно удостоверена, чтобы по ней были гарантии государства, чтобы личность и дееспособность были проверены, и после этого он мог спать спокойно”.

“Мы сейчас говорим о введении нотариальной монополии на совершение сделок с недвижимостью – то есть мы ставим граждан в ситуацию, когда оформить сделку по-другому они не смогут. В небольших населенных пунктах и сейчас нередки злоупотребления со стороны нотариусов, а их квалификация оставляет желать лучшего. Введение монополии приведет к тому, что рынок начнет загнивать – качество услуг не будет развиваться”, – убежден председатель коллегии адвокатов г. Москвы “Старинский, Корчаго и партнеры” Евгений Корчаго.

Он обращает внимание на то, что один из ключевых доводов сторонников инициативы заключается в обеспечении чистоты сделки и исключении махинаций со стороны мошенников. Однако, по мнению эксперта, ни о какой гарантии законности сделки не может идти и речи, если будет допущен сговор нотариуса с заинтересованными лицами. “Следовательно, мы не можем говорить, что нотариальная форма сделки является 100% гарантией юридической чистоты”, – резюмирует он.

Что касается имущественной ответственности нотариусов, то Корчаго напоминает, что сейчас нотариус несет ответственность только тогда, когда установлена его вина. В связи с этим он предлагает обязать нотариуса выплачивать гражданину компенсацию независимо от наличия его вины – только в этом случае, считает он, следует всерьез рассматривать вопрос введения обязательной нотариальной формы сделок с недвижимостью.

При этом специалистов волнует не только проблема возможной “нотариальной монополии”, но и вопрос финансовой доступности услуг. “Мы собираемся защитить граждан от нарушениях их прав за их же собственный счет. Да, нотариальный тариф может быть не таким большим, но реальная цена удостоверения сделки будет достаточно большая, дело не только в тарифе. Поэтому если мы говорим о введении обязательного удостоверения сделок с недвижимостью, нужно как-то подумать об ограничении расходов. Сейчас граждане жалуются на то, что их обманывают и воруют жилье, а потом они будут жаловаться на то, что стало очень дорого и государство их к этому обязало”, – высказывает свое мнение начальник Управления конституционных основ КС РФ Андрей Рыбалов. А Евгений Корчаго добавляет: “Помимо тарифов на услуги нотариуса есть стоимость на правовую и техническую работу, которая на порядок превышает размер тарифа. Следует сделать стоимость нотариальных услуг равной тарифу за государственную регистрацию сделки с недвижимостью”.

Помимо этого, считает Андрей Рыбалов, сложности могут возникнуть и в том случае, когда гражданину потребуется заверить нетипичную сделку: “Попробуйте нетипичную сделку заверить у нотариуса. Вы ноги стопчете, пока найдете того, кто согласится ее удостоверить. Поэтому нужно подумать над тем, чтобы каким-то образом усилить ответственность нотариуса за необоснованный отказ в совершении нотариального действия”.

“Решение должно быть не только законным, но и выглядеть таковым”

Если законодатель примет решение вернуть нотариальную форму сделок с недвижимостью, то, по мнению председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрея Клишаса, необходимо будет четко обосновать необходимость этого.

Читайте также:  Проблемы и перспективы развития энергетического комплекса в ПФО

“В 1998 году обязательная нотариальная форма была отменена, и у наших граждан не должно складываться ощущение, что законодательство хаотично. Решение должно быть не только законным, но и выглядеть таковым. Гражданам оно должно представляться необходимым, справедливым и обоснованным”, – заявил он в ходе парламентских слушаний, состоявшихся в Совете Федерации 30 июня. Клишас также пообещал подготовить по итогам мероприятия проект рекомендаций и направить его в Федеральную нотариальную палату и профильные комитеты Госдумы с тем, чтобы выработать единую позицию по поводу необходимости возвращения института нотариального заверения сделок граждан с недвижимостью.

1.2. Сделки, требующие обязательного нотариального удостоверения

В соответствии с п. 1 ст. 162 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) нотариальное удостоверение сделки означает проверку законности сделки, в том числе наличия у каждой из сторон права на ее совершение, и осуществляется нотариусом или должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о нотариате.

В первую очередь, нотариальная форма сделки является обязательной в тех случаях, когда закон содержит прямое предписание о необходимости удостоверения сделки у нотариуса.

Так, законодательством Российской Федерации обязательная нотариальная форма предусмотрена в отношении следующих видов сделок.

1) Договор ренты (ст. 584 ГК РФ).

2) Сделки по отчуждению или договоры ипотеки долей в праве общей собственности на недвижимое имущество, за исключением:

  • сделок при отчуждении или ипотеке всеми участниками долевой собственности своих долей по одной сделке;
  • сделок, связанных с имуществом, составляющим паевой инвестиционный фонд или приобретаемым для включения в состав паевого инвестиционного фонда;
  • сделок по отчуждению земельных долей;
  • сделок по отчуждению и приобретению долей в праве общей собственности на недвижимое имущество при заключении договора, предусматривающего переход права собственности на жилое помещение в соответствии с Законом Российской Федерации от 15 апреля 1993 года № 4802-1 «О статусе столицы Российской Федерации» (кроме случая смерти собственника жилого помещения, когда договор, предусматривающий переход права собственности на жилое помещение, заключается в нотариальной форме в интересах наследников указанного лица доверительным управляющим наследственным имуществом, назначенным нотариусом);
  • договоров об ипотеке долей в праве общей собственности на недвижимое имущество, заключаемых с кредитными организациями (ст. 42 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»).

3) Сделки, связанные с распоряжением недвижимым имуществом на условиях опеки, а также сделки по отчуждению недвижимого имущества, принадлежащего несовершеннолетнему гражданину или гражданину, признанному ограниченно дееспособным (ст. 54 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости»).

4) Договор залога доли или части доли в уставном капитале общества (ст. 22 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

5) Договор залога в обеспечение исполнения обязательств по договору, который должен быть нотариально удостоверен (ст. 339 ГК РФ).

6) Доверенность на совершение сделок, требующих нотариальной формы, на подачу заявлений о государственной регистрации прав или сделок, а также на распоряжение зарегистрированными в государственных реестрах правами (ст. 185.1 ГК РФ).

7) Доверенность, выдаваемая в порядке передоверия (ст. 187 ГК РФ).

8) Договор эскроу, за исключением случаев депонирования безналичных денежных средств и (или) бездокументарных ценных бумаг (ст. 926.1 ГК РФ).

9) Уступка требования и перевод долга, основанные на сделке, совершенной в нотариальной форме (389 ГК РФ, 391 ГК РФ).

10) Завещание (ст. 1124 ГК РФ).

11) Наследственный договор (ст. 1140.1 ГК РФ).

12) Брачный договор (ст. 41 Семейного кодекса Российской Федерации).

13) Соглашение об уплате алиментов (ст. 100 Семейного кодекса Российской Федерации).

14) Сделки, направленные на отчуждение доли или части доли в уставном капитале общества (ст. 21 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

15) Договор инвестиционного товарищества (ст. 8 Федерального закона от 28 ноября 2011 г. № 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе»).

16) Соглашение об управлении хозяйственным партнерством (ст. 6 Федерального закона от 3 декабря 2011 г. № 380-ФЗ «О хозяйственных партнерствах»).

17) Сделки, направленные на отчуждение доли в складочном капитале хозяйственного партнерства, в том числе предусматривающие обязательство совершить сделку, направленную на отчуждение доли в складочном капитале хозяйственного партнерства при возникновении определенных обстоятельств или исполнении другой стороной встречного обязательства (ст. 12 Федерального закона от 3 декабря 2011 г. № 380-ФЗ «О хозяйственных партнерствах»).

Помимо прямого указания в законе, условие об обязательном нотариальном удостоверении сделки может быть предусмотрено соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась. В таких случаях контрагенты зачастую добровольно выбирают нотариальную форму сделки, опасаясь последующего оспаривания факта совершения сделки или возникновения споров о ее содержании и предвидя, что риски подобного рода выше, чем размер нотариального тарифа и временные затраты, связанные с обращением к нотариусу.

Если нотариальное удостоверение сделки в соответствии с законом или соглашением сторон является обязательным, несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее ничтожность .

определенные действия (или бездействие), в результате которых изменяется собственник имущества. С переходом права собственности у нового собственника возникают законные основания для владения, распоряжения и использования имущества. Как правило, основанием для перехода права собственности является совершение сделки. нотариально заверенное в соответствии с действующим законодательством письменное распоряжение собственника имущества о том, в чью собственность должно быть передано имущество (часть имущества) после его смерти. письменное полномочие, предоставляемое одним лицом другому лицу, на совершение сделки с третьим лицом соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. это соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения. Брачный договор заключается в письменной форме и подлежит нотариальному удостоверению. земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых невозможно без несоразмерного ущерба их назначению, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства, а также части зданий, предназначенные для размещения транспортных средств (машино-места). К недвижимым вещам относятся также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания. проверка законности сделки, в том числе наличия у каждой из сторон права на ее совершение. Осуществляется нотариусом или должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие, в порядке, определенном Основами законодательства Российской Федерации о нотариате и гражданским законодательством. правовая ситуация, в силу которой одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие (например, передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п.), либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. юридически значимое действие, совершаемое нотариусом или уполномоченным должностным лицом в соответствии с Основами законодательства РФ о нотариате.

Минюст поддерживает введение обязательного нотариального оформления недвижимости

Введите ваш e-mail:

Введение обязательного нотариального удостоверения сделок с недвижимостью

Комментарий партнера «S&K Вертикаль» Евгения Зверева для Агентства Правовой Информации.

08.06.2016

Адвокатское бюро “S&K Вертикаль”, www.skv.ru

Уже со 2 июня продать большинство квартир и иные объекты недвижимости можно, только обратившись к нотариусу. Такие меры призваны защитить собственников и покупателей жилья от мошенничества и иного обмана, но на практике могут лишь привести к удорожанию и существенному затягиванию сделок.

Обязательная нотариальная форма сделок с недвижимостью была упразднена в 1998 году, и вот уже две десятилетия частнопрактикующие служители юстиции активно пытаются восстановить свой контроль за очень прибыльным рынком жилья. Однако до сих пор все такие законопроекты, инициированные региональными органами власти, отдельными депутатами и даже главой государства, отклонялись. Добиться своей цели нотариусам удалось вопреки позиции правового сообщества и, возможно, даже самих парламентариев.

Долгая дорога в дюнах

Объясняя необходимость предоставления им новых полномочий, нотариальное сообщество апеллирует к опыту европейских стран, в которых именно участие нотариусов «оптимальным образом защищает интересы продавцов и покупателей недвижимости, обеспечивая законность оборота недвижимости».

В начале 2012 года частнопрактикующих служителей юстиции поддержали в Администрации Президента России – восстановление нотариальной формы сделок с недвижимостью стало одной из главных новаций масштабного проекта реформирования гражданского законодательства, предложенного главой государства Дмитрием Медведевым. «Предполагается, что, будучи профессионалами в этой сфере, нотариусы обеспечат оказание клиенту комплекса услуг, в том числе передадут документы клиента на регистрацию, получат их после регистрации и вручат клиенту», – констатировалось в пояснительной записке к законопроекту. Одновременно в регистрирующих органах предлагается создать систему проверки представляемых документов, дабы защитить собственников от ошибок самих нотариусов.

Президент Федеральной нотариальной палаты Мария Сазонова даже не отрицала, что этот проект «ангажирован нотариусами» – кроме сделок с жильем, им делегировалось совершение около десяти других новых действий. Вместе с тем запустить такие механизмы планировалось только после принятия нового законодательства о самом нотариате, призванного обеспечить четкие тарифы, контроль и ответственность служителей юстиции.

Но после смены руководства страны реформа Гражданского кодекса РФ была приостановлена, а норма о новых правах нотариусов исключена. Критически к такому институту относились и в самой Госдуме. Так, председатель профильного Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству неоднократно замечал, что нотариус не требуется при заключении договора купли-продажи недвижимости между юридическими лицами, а обязательное участие его в сделках с жильем частных лиц возможно только при условии введения разумных тарифов.

Нелегкая доля

В конце минувшего года частнопрактикующим служителям юстиции частично удалось восстановить свои права – внесенные поправки вводили обязательную нотариальную форму для сделок по отчуждению доли в квартирах и иных объектах недвижимости посторонним лицам, а также по продаже принадлежащей несовершеннолетним собственности.

Необходимость введения такой процедуры объяснялась спецификой распоряжения долями в общем имуществе. Действующий Гражданский кодекс РФ обязывает желающего продать свою часть квартиры предложить ее выкупить другим совладельцам (чаще всего – членам семьи). Только если в течение месяца после получения официальных извещений они не согласятся на сделку или подпишут отказ, доля может быть продана постороннему лицу (причем по цене не ниже, чем предлагалось выкупить соседям). Такой механизм неоднократно приводил к злоупотреблениям, конфликтам и судебным тяжбам. Их жертвами становились в том числе и законопослушные покупатели – в случае выявления нарушений порядка извещения совладельцев уже совершенная сделка купли-продажи могла признаваться недействительной с возвратом имущества прежним собственникам.

Для предупреждения таких споров контроль за соблюдением механизма отчуждения долей возложили на нотариусов. Они должны удостовериться, что все собственники уведомления в течение месяца не отреагировали на них или предоставили надлежащий отказ.

Однако новые поправки, подписанные Президентом России Владимиром Путиным 2 июня, включают обязательное участие нотариусов в том при «отчуждении всеми участниками долевой собственности своих долей по одной сделке» – продаже любого объекта недвижимости, принадлежащего двум или более владельцам. По данным Росреестра, в общей собственности сейчас находится почти 58 процентов всех частных жилых помещений, 40 процентов земельных участков и многие другие объекты.

При этом в другой норме того же закона закреплено, что такая сделка может совершаться только через месяц со дня извещения продавцом доли остальных участников долевой собственности – никаких исключений для ситуаций, когда квартира продается целиком, не предусматривается. При всей абсурдности такой нормы юристы не исключают, что во избежание конфликтов и злоупотреблений некоторые нотариусы и осторожные покупатели будут требовать соблюдения месячного «моратория». Ведь подписание всеми продавцами согласий, клятвенные заверения в добровольном участии в сделке и иные действия не исключают ее оспаривание из-за формального нарушения.

Дорогое удовольствие

Также эксперты указывают, что новый закон не преследует ранее озвученные нотариальным лобби цели – защиты участников общей собственности и покупателей долей от злоупотреблений. Введение обязательной нотариальной формы существенно удорожает процедуру продажи, что может негативно отразиться на привлекательности таких квартир.

Введение обязательной формы обернулось и фактическим повышением тарифов для большинства покупателей – со 2 июня за удостоверение сделки нотариусу нужно заплатить 0,5 процента, но не более 20 тысяч рублей. До сих пор действовала регрессивная шкала (в зависимости от суммы ставка составляла от 0,1 до 0,4 процента), но верхний лимит равнялся 100 тысячам рублей. Таким образом, новый тариф будет выгодным, только когда стоимость продаваемой недвижимости превышает 7,5 млн рублей.

В то же время в Федеральной нотариальной палате заявили о намерении навести порядок в вопросе взимания частнопрактикующими служителям юстиции платы за так называемые работы правового и технического характера (ПТР) – де-факто навязываемые клиентам услуги по составлению договора и тому подобное. Например, в Москве за оформление сделки с недвижимостью помимо закрепленного законом тарифа нужно дополнительно заплатить 5 тысяч рублей (ранее – 8 тысяч), а несовершеннолетние собственники полностью освобождены от оплаты ПТР. Хотя юридически любой гражданин вправе отказаться от таких услуг нотариуса и самостоятельно подготовить необходимые документы – отказываться их удостоверять частнопрактикующие служители юстиции не вправе.

Немного сэкономить владельцы могут, сначала продав или подарив все доли одному члену семьи, который потом выставит на рынок уже единый объект недвижимости. Однако такая операция может обернуться не только большими хлопотами, но и существенными затратами, в том числе необходимостью уплатить налог с полученного по каждой сделке дохода (при приобретении жилья у близких родственников налоговый вычет не предоставляется). Кроме того, двукратная перепродажа с небольшим интервалом времени должна вызывать тревогу у покупателя – подобные операции нередко проводятся для легализации полученного незаконным путем имущества, что также создает дополнительный риск для добросовестного приобретателя.

С другой стороны, участие нотариуса может быть и выгодным. Ведь кроме оформления самих документов он вправе отправить их непосредственно в Росреестр в электронном виде (такая услуга стоит 1,5 тысячи рублей). По закону чиновники должны зарегистрировать удостоверенную таким образом сделку в течение одного рабочего дня. В результате продавцы и покупатели существенно экономят время и силы.

Законотворческий трюк

Примечательно, что «протолкнуть» нужные поправки нотариальному лобби удалось всего за два дня и без ведома даже профильного комитета Госдумы. Сам законопроект изначально касался деятельности cаморегулирующих организаций в сфере оценочной деятельности – нотариусы в нем даже не упоминались. Дополнить уже прошедший первое чтение, все обсуждения (в том числе в правительственной комиссии) и экспертизы (включая антикоррупционную) документ нормой об обязательной нотариальной форме сделок предложили депутаты Сергей Гаврилов, Владимир Афонский и Заур Аскендеров. В парламент такой «модернизированный» проект поступил 18 мая, через два дня он уже был принят сразу во втором и третьем чтениях (всего в этот день депутаты рассмотрели 71 документ). А 25 мая поправки были одобрены Советом Федерации. Никаких переходных периодов новый закон не предусматривает.

Опрошенные АПИ эксперты называют новый документ «сырым». Юристы убеждены, что нужно реформировать сам институт общей долевой собственности, а не усложнять процедуру продажи таких квартир. Ведь сегодня у совладельца, с одной стороны, есть право преимущественной покупки, но другой собственник не обязан продавать ему свою долю. Тогда как любой дефект в уведомлении и соблюдении всей процедуры может привести к судебному спору.

По данным Росреестра, в собственности граждан находится 77,5 млн жилых помещений, в том числе почти 43 млн оформлено в долевую собственность. В 2015 году в России было зарегистрировано 25 млн прав и сделок с объектами недвижимости, в том числе более 12 млн с жилыми помещениями и 10 млн с земельными участками. Через нотариусов в Росреестр поступило только 0,2 процента заявлений.

При установленном тарифе и даже минимальной плате за ПТР дополнительный доход частнопрактикующих служителей юстиции по таким сделкам составит 150 млрд рублей в год или 1,6 млн рублей на каждого нотариуса в месяц.

Евгений Зверев, партнер адвокатского бюро «S&K Вертикаль»

Введение обязательного нотариального удостоверения сделок не решит имеющихся проблем. Вероятно, законодатель намеревался переложить на нотариуса исследование вопроса о соблюдении права преимущественной покупки, что, по его логике, должно уменьшить количество судебных споров между соседями.

В обязанности Росреестра также входит проверка законности представленных на регистрацию документов. Разница состоит в том, что регистратор делает проверку лишь по документам, а нотариус лично общается со сторонами. При нотариальной форме намного уменьшается риск представления сфальсифицированного от чужого имени договора или уведомлений. Однако такие риски не специфичны для долей, а отказываться от простой письменной формы в целом пока не решили.

С другой стороны, сама по себе обязательная нотариальная форма не может ни запретить дарение маленьких долей, ни просто дарение доли постороннему лицу – то есть те способы, которыми обычно нарушают права соседей. Применительно к продаже всего объекта, находящегося в долевой собственности, специфичен только вопрос о распределении суммы от продажи между продавцами, но сомневаюсь, что это требовало введения обязательной нотариальной формы.

Норма нового закона о «месячном моратории» сформулирована не очень удачно. Надеюсь, что практика пойдет по разумному пути, и если квартира продается как единый объект, месяц ждать будет не надо. В противном случае, «зависнут» все сделки, где жилье оформлено на несколько членов семьи. Это сделает такие квартиры менее привлекательными по сравнению с теми, где только один собственник.

Петр Герасименко, президент Нотариальной палаты Санкт-Петербурга

Законодатель сделал то, что давно обещал. Практически все сделки с недвижимостью на вторичном рынке теперь должны удостоверяться нотариально. Очень важно, что вернули нотариальную форму для договоров дарения – такие меры должны предупредить так называемое квартирное рейдерство.

Одновременно законодатель кратно снизил нотариальный тариф – теперь он не может превышать 20 тысяч рублей. Еще примерно в 5-10 тысяч рублей обойдутся услуги по составлению договора и иные так называемые работы правового и технического характера. А доплатив 1,5 тысячи, продавец и покупатель снимут с себя бремя обращаться для регистрации сделки в офисы Росреестра, стоять в очередях и терять время: нотариус отправит документы в электронной форме, и в течение одного дня сделка должна быть зарегистрирована. Хотя, признаюсь, в последнее время с использованием электронной системы бывают сбои.

Также хочу отметить, что в Санкт-Петербурге даже до введения обязанности нотариусы удостоверяли около 40 процентов сделок с жильем, что в три раза больше, чем даже в Москве. Это свидетельствует о доверии граждан к деятельности нотариусов.

Павел Ивченков, юрист компании «Деловой фарватер»

Нововведения должны оказать положительный эффект в виде уменьшения случаев мошенничества при сделках с недвижимостью. Привлечение нотариуса поможет проследить, что все участники долевой собственности надлежащим образом извещены о возможности преимущественного права покупки доли.

Если все сособственники письменно подтвердят, что не собираются покупать долю другого, то месяц ждать не нужно и извещать тоже.

Екатерина Ильина, адвокатское бюро «A2»

Инициаторы поправок преследовали высокую цель защиты прав сособственников квартир от «квартирного рейдерства», усложнения процедур подделки договоров с недвижимостью. Вместе с тем однозначно сказать, что такие меры оправданы, не представляется возможным. Во-первых, это существенное удорожание самой процедуры оформления. Во-вторых, нотариальное оформление хоть и спасает от подделок, однако никак не мешает постороннему лицу формально выждать месяц и приобрести долю.

Минюст собирается вернуть обязательный нотариат по сделкам с недвижимостью

Министерство Юстиции РФ разрабатывает новый федеральный закон, который должен получить статус нотариального кодекса. В нем будет пересмотрен установленный порядок оформления сделок с недвижимостью, нотариусы будут наделены дополнительными полномочиями.

К концу года законопроект будет готов, заверяет министр. В нем, в частности, предполагается вернуть обязательное нотариальное удостоверение некоторых сделок с недвижимостью, отмененное в 1996 году. Перечень этих сделок еще не готов, его предстоит выработать в ходе «испытаний» законопроекта в Петербурге.

В кодексе будет установлена система тарификации нотариальных услуг, регламентирован процесс деятельности нотариусов, которую будет контролировать Минюст.

Кроме того, у нотариусов появятся новые функции – в частности, они смогут утверждать юридические факты в судебной деятельности, участвовать в регистрации права на собственность, решать мелкие споры до обращения в органы правосудия и предоставлять необходимую в ходе судебных разбирательств информацию.

По словам Александра Коновалова, деятельность нотариальных контор будет построена по принципу системы одного окна: здесь можно будет не только составить договор, например, о праве собственности на недвижимость, но и зарегистрировать сделку и получить готовый пакет документов.

Смольный уже дал согласие на то, чтобы использовать город в качестве своеобразного испытательного полигона.

Спрос в разы

По данным Минюста, в России действует всего 56 государственных нотариальных контор, а частных – свыше 7000. Контроль за их деятельностью фактически не ведется. В результате в эту сферу часто попадают не достаточно компетентные юристы, документы составляются с ошибками. Стоимость услуг нотариусов устанавливается произвольно. Сеть нотариальных контор в России развита неравномерно – в небольших населенных пунктах подчас вообще нет ни одного нотариуса.

Хотя обязательное нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью – купли-продажи, дарения, мены – было отменено уже 12 лет назад, но, по данным Управления федеральной регистрационной службы по Санкт-Петербургу и Ленобласти, около 80% договоров отчуждения объектов недвижимости удостоверяется у нотариуса (в целом в Петербурге ежегодно совершается около 50-55 тысяч сделок с недвижимостью). Правда, в кризис их количество несколько снизилось – из-за дороговизны услуг нотариусов. Обычно они обходятся в 0,3–2% от суммы сделки.

Специалисты отмечают, что чем больше сделок удостоверяется договором в простой письменной форме, тем больше проблем впоследствии возникает в случае судебных разбирательств по таким сделкам. «Что сейчас получается? Сделку готовит сначала риэлтор. Затем он подключает к составлению договоров в простой письменной форме какого-нибудь юриста. Потом кто-то третий по доверенности несет документы на регистрацию. И орган регистрации иногда кому-то четвертому выдает их для покупателя. И все это люди, которые имеют опосредованное отношение к значимому правовому действию, где изначально и до завершения сделки необходим человек, который представляет ее природу. Он должен учесть интересы не только продавца и покупателя, но и пользователей, которые там прописаны, но не являются собственниками. Учесть интересы детей, иметь разрешение органа опеки и попечительства, а также супруга, если титульным собственником является один из супругов. А представьте, что в продаваемой квартире жил человек, который в местах лишения свободы. Он снялся с регистрационного учета, но он вернется из тюрьмы. И покупатель получит «подарок» – он не имеет права не прописать у себя этого возвращенца», – комментирует в интервью «Российской газете» президент Федеральной нотариальной палаты Мария Сазонова.

«С введением обязательного нотариального оформления сделок с недвижимостью меньше будет судебных проблем, – считает заместитель директора АН «Бекар» считает Николай Лавров. – Ведь подпись на договоре в простой письменной форме никто не заверяет, доказать ее подлинность или подложность фактически невозможно. А потому судебная перспектива таких споров неясна».
По данным петербургской прокуратуры, из-за этого преступления, связанные с незаконным отчуждением частной недвижимости, редко доходят до суда. В год рассматривается не больше полутора сотен подобных дел.

Однако по мнению заместителя генерального директора АРИН Владимира Спарака, нет необходимости срочно вводить обязательный нотариат сделок с недвижимостью. «Агентства заинтересованы в привлечении нотариуса как дополнительного специалиста, проверяющего чистоту сделки. Поэтому при прочих равных условиях агентства недвижимости стараются проводить сделки с участием нотариуса. Но любая принудительность – вне рынка. Нотариусы должны заинтересовать в своих услугах других участников рынка», – рассуждает он.

Тем не менее, добавляет Владимир Спарак, один из существенных плюсов нотариального оформления – удостоверение личности. В отличие от нотариуса, сотрудники регистрирующих органов производить его не могут. «Обязательное нотариальное удостоверение сделок с недвижимостью лишь незначительно увеличит надежность сделок. Сейчас подавляющее количество сделок идет через агентства недвижимости, через нотариусов либо через банки. В результате юридическое сопровождение оказывается на достаточно неплохом уровне», – говорит Владимир Спарак.

Удорожания сделок от введения обязательного нотариата не избежать, признают эксперты. Причем, как считает Николай Лавров, поскольку поток клиентов у нотариусов увеличится в разы, то и стоимость их услуг, скорее всего, вырастет. «Прежде всего, пострадают внутрисемейные сделки и большинство ипотечных сделок», – добавляет Владимир Спарак.

А вот к удлинению сроков оформления сделок введение обязательного нотариального удостоверения вряд ли приведет, полагают специалисты. Предложение на рынке нотариальных услуг пока превышает спрос.

Нотариату обещана монополия в сделках с недвижимостью

Госдуме предложено вновь обсудить идею введения обязательного нотариального оформления сделок с недвижимостью. Возродил эту тему единоросс Павел Крашенинников, разработавший проект нового закона для нотариата. Клиентам нотариусов обещаны повышенные гарантии – работа нотариуса будет застрахована как минимум на 5 млн руб. в селах, и на 30 млн – в городах. При этом усиливается доказательственная сила нотариального акта, благодаря чему нотариусы оказываются почти на уровне судей.

После почти четырехлетней работы над проектом нового профессионального закона для нотариата взамен устаревших “Основ законодательства РФ о нотариате” Минюст в 2014 году отказался от идеи нового закона и решил ограничиться корректировкой уже существующего. К этому моменту Минюст уже успел обнародовать несколько вариантов соответствующих законопроектов, а глава думского комитета по законодательству, единоросс Павел Крашенинников, недовольный медлительностью чиновников, внес на Охотный Ряд свой вариант. Последний был отправлен в феврале 2015-го ему на доработку комитетом ГД по госстроительству еще до первого чтения, после того как Белый дом направил на него отрицательный отзыв. 25 мая Крашенинников отправил коллегам обновленный текст документа.

Новая редакция содержит принципиальное новшество: единоросс предлагает ввести обязательное для граждан нотариальное удостоверение сделок, если она влечет возникновение, изменение или прекращение прав на жилой дом, квартиру, часть жилого дома или квартиры (жилое помещение), а также при заключении гражданином договора участия в долевом строительства. Соответствующие поправки вносятся в ст. 163 Гражданского кодекса РФ. Судьба этой идеи непроста: за нотариальное оформление сделок с недвижимостью для физлиц ратовал еще будучи президентом Дмитрий Медведев, внося в Госдуму проект своего “нового” Гражданского кодекса. Но после возвращения в Кремль Владимира Путина депутаты отказались поддерживать эту идею, сославшись на отсутствие нового закона для нотариусов. Правительство в 2014 году, дававшее отзыв на предусматривающий схожий законопроект сенатора Антона Белякова, и вовсе заявило, что такие новеллы ведут “к возникновению дополнительных издержек для оборота недвижимости”.

Антон Бабенко, партнер юридического бюро “Падва и Эпштейн”, считает неверной идею о введении обязательного нотариального оформления сделок с недвижимость. “Это только увеличит расходы граждан на проведение сделок, но не уменьшит число споров по этим сделкам. Сейчас желающие также могут удостоверять сделки у нотариуса при необходимости”, – полагает он.

Тарифы на нотариальное оформление сделок с недвижимостью в проекте закона не указаны – их должно будет устанавливать правительство, при этом Крашенинников намерен отказаться от сегодняшней практики, когда с клиента берут не только нотариальный тариф, но и за услуги правовой и технической работы (сбор документов, написание, консультации), плата за которую подчас в разы превышает нотариальный тариф. По мнению Крашенинникова, правительство должно будет учесть все в нотариальном тарифе – и при установлении его исходить из сложности действия, необходимости обеспечения доступности нотариальных действий, доходности работы нотариата и страхования вреда клиенту.

Сейчас цена вопроса для сделок между супругами, родителями, детьми и внуками составляет 3000 руб. плюс 0,2 % от цены в договоре, но не более 50 000 руб. (без учета оплаты правовой и технической работы). При цене недвижимости в 2 млн руб. удостоверение обойдется в 7000 руб. Расценки на удостоверение сделок с недвижимостью, в которых не участвуют родственники, иные: если объект договора дешевле 1 млн руб., то нотариусу полагается 3000 руб. плюс 0,4 % от суммы сделки (7000 руб. при цене в 1 млн руб). При стоимости от 1 до 10 млн руб. нотариусу придется заплатить 7000 руб. плюс 0,2 % сверх 1 млн. руб. (к примеру при цене квартиры в 8 млн руб., затраты на нотариуса составят 21 000 руб.).

Кроме того, единоросс намерен поправить Семейный кодекс (ст. 38) так, чтобы соглашение супругов о разделе их общего имущества подлежало тоже обязательному нотариальному удостоверению. Сейчас эта функция добровольна. При этом единоросс развивает идею усиления доказательственной силы нотариального акта и нотариальной надписи, которая возводит нотариусов, по сути, на уровень судей: Арбитражный, Гражданский процессуальный кодексы и Кодекс об административных правонарушениях он желает дополнить статьями, по которым обстоятельства, удостоверенные нотариусом, не требуют дальнейшего доказывания до тех пор, пока подлинность нотариального акта или нотариальной надписи не опровергнута либо не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального акта или нотариальной надписи. В Уголовно-процессуальный кодекс такие изменения не предлагаются. В декабре 2014 года в ст. 6 ГПК (“Равенство всех перед законом и судом”) уже была внесена аналогичная норма, хотя ее критиковало правовое управление Госдумы, считающее, что предложение противоречит ч. 2 ст. 67 ГПК, согласно которой никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (подробнее).

Евгений Корчаго, адвокат, председатель коллегии адвокатов “Старинский, Корчаго и партнеры”, называет ценным изменения в процессуальные кодексы. “Это позволит существенно повысить роль нотариата при удостоверении сделок с недвижимостью и сделает участие нотариуса привлекательным для добросовестных граждан, – считает он. – В настоящее время нотариально удостоверенная сделка оспаривается в суде ровно по тем же самым правилам, что и сделка, совершенная в простой письменной форме (никем не удостоверенная, а просто подписанная сторонами), что не может не отражаться на нежелании граждан просто так переплачивать нотариусу за удостоверение данной сделки”.

Есть нормы в обновленном проекте единоросса, которые юристы хвалят. Бабенко, в частности, упоминает расширение возможностей использования услуг нотариусов при проведении сделок. “Вслед за новыми нормами второй части Гражданского кодекса в проекте содержится порядок работы нотариуса со счетами эскроу, когда для осуществления расчетов по нотариально удостоверенной сделке нотариус принимает от сторон денежные средства и зачисляет их на счет эскроу в целях их последующей передачи получателю (бенефициару) при возникновении оснований, предусмотренных сделкой. Предполагается, что нотариус будет давать банку распоряжение о выдаче денежных средств при условии, что им проверено наступление обстоятельств, с которыми стороны сделки связали осуществление расчета, в частности факт государственной регистрации перехода права собственности на предмет договора”, – говорит он.

В связи с новым фронтом работы Крашенинников предлагает установить повышенные лимиты страхования деятельности нотариусов: индивидуальная страховка должна быть не меньше, чем на 30 млн руб. на каждый страховой случай для “городского” нотариуса и 5 млн руб. для “сельского”. Сейчас работа нотариуса, работающего в городе, должна быть застрахована на 2 млн руб., в селе – на 1,5 млн руб., и на 5 млн руб. у нотариуса, занимающегося частной практикой и удостоверяющего договоры ипотеки (ст. 18 “Основ”).

Не отказался единоросс и от идеи усиления государственного контроля за нотариатом. Сейчас налоговики проверяют финансовую деятельность нотариусов, а профессиональную сторону – региональная нотариальная палата, а обратиться в суд с заявлением о лишении нотариуса полномочий может только она. Единоросс считает, что территориальные управления Минюста тоже должны иметь возможность проверять работу нотариусов, но объем и порядок такого контроля должен быть согласован с нотариальной палатой. Чиновники, выявив нарушение у нотариуса, будут отправлять в нотариальную палату представление о применении к нотариусу дисциплинарных мер или отстранения его от должности. Отчитаться о рассмотрении представления палата должна будет в течение месяца, если этого не произойдет, чиновники будут вправе поставить вопрос о переизбрании главы и правления нотариальной палаты субъекта.

Многие предложения единоросса перекликаются с ранее внесенными в “Основы” изменениями. В частности, приведены в соответствие со скорректированным нормы законопроекта о требованиях к кандидатам в нотариусы: им может стать гражданин РФ от 25 до 75 лет, имеющий высшее юридическое образование уровня специалитета или магистратуры, полученное в имеющем государственную аккредитацию образовательном учреждении высшего профессионального образования. Ранее Крашенинников готов был ограничить возрастной предел 65 годами. При этом единоросс готов установить ранее существовавший в три года минимальный стаж для работы по юрспециальности для претендентов в нотариусы, 457-ФЗ от 29 декабря 2014 года повысил эту планку до пяти лет. Кроме того, единоросс предлагает в случае, когда конкурс на занятие вакантной должности нотариуса признается несостоявшимся, разрешить нотариальной палате субъекта объявлять новый и допускать к участию в нем лиц, имеющих стаж не менее одного года и достигших возраста 23 лет.

На момент публикации текста получить комментарий в Федеральной нотариальной палате не удалось, там сообщили, что ФНП “изучает текст проекта”.

С текстом законопроекта можно ознакомиться здесь.

Минюст предложил регистрировать все сделки с недвижимостью у нотариусов

Это удешевит процедуру и защитит россиян от возможного обмана риэлторами

Фото: Александр Артеменков / ТАСC

Необходимость заключения всех сделок с недвижимостью только через нотариусов обсуждается Минюстом уже не первый год. Граждане от этого только выиграют: этапы сделки можно тщательно отслеживать, судам по нотариальным документам будет легче восстановить справедливость, а стоимость услуг в итоге окажется ниже той, которую взимают риелторы, в том числе и за счёт введения льготных тарифов для определённых категорий граждан. О том, что ведомство работает над соответствующим проектом закона, рассказал на «правительственном часе» в Совете Федерации министр юстиции Александр Коновалов.

Сделки с недвижимостью нуждаются в тотальном контроле

«Фактически с 1997 года, как только сфера сделок с недвижимостью выпала из компетенции нотариата, мы думаем над тем, как вернуть её назад. Не потому, что мы очень любим нотариусов, а потому, что во всех развитых странах действует концепция латинского нотариата — участие нотариусов в удостоверении сделок с недвижимым имуществом. Это является одним из столпов юридической безопасности страны», — разъяснил позицию ведомства Александр Коновалов.

Вопрос о нотариальных сделках с недвижимостью поднял в ходе заседания сенатор Иван Абрамов, поинтересовавшись, зреет ли в недрах министерства хоть какая-то идея на это счёт. Коновалов ответил, что, несмотря на медленное принятие решения, оно состоится.

Нотариусам предлагают защитить пенсионеров при продаже квартир

И двигателем в этом вопросе для Минюста стала печальная статистика МВД, которая показывает, что ежегодно пять-семь процентов сделок с недвижимостью сомнительны с точки зрения закона. «И это только официальные цифры — по неофициальным, таких сделок в два раза больше», — объяснил министр.

Он напомнил, что сейчас ряд сделок с недвижимостью уже невозможно провести без нотариуса, например если речь идёт о долях или одной из сторон сделки выступает несовершеннолетний гражданин: «Но нам этого недостаточно», — добавил чиновник.

По словам Коновалова, не нужно пугаться, что придётся переплачивать нотариусам. Всё будет наоборот — риелторы поумерят аппетиты, а Правительство установит гибкую систему льгот для определённых категорий граждан. Кроме того, сделку, которая не прошла изучения нотариусом с точки зрения юридической безопасности, по сути, суды пересмотреть не могут.

В необходимости нотариально удостоверять все сделки с недвижимостью убеждён глава Комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. «Об этом стоит подумать, а пока гражданам надо самим тщательнее проверять все документы», — сказал депутат «Парламентской газете». При этом он отметил, что думать о переводе таких сделок в режим онлайн пока рано, так как это усложнит ситуацию. К слову, с 1 февраля тем россиянам, которые обязаны оформлять сделки с недвижимостью у нотариуса, больше не придётся стоять в очередях и самим писать заявления о регистрации прав на приобретённую собственность. Все документы в Росреестр нотариусы будут отправлять сами и в течение одного рабочего дня.

Александр Коновалов. Фото: ПГ / Игорь Самохвалов

Семейное законодательство будет реформировано

Минюст планирует в скором времени внести на рассмотрение парламентариев ряд инициатив, которые способны изменить отношения в каждой отдельной семье. Например, юристы считают необходимым обязать родителей содержать своих несовершеннолетних детей во время обучения в вузах на очной форме.

Для разведённых супругов, не выполняющих решения суда о передаче ребёнка одному из родителей, может быть введена уголовная ответственность.

Коновалов также указал на необходимость корректировки брачного возраста и уточнения оснований, позволяющих лицам, не достигшим 18 лет, вступать в брак.

Вернуть ребёнка, похищенного бывшим супругом, станет легче

Криптовалютам в России места нет

Александр Коновалов считает, что пока нет необходимости закреплять в российском законодательстве понятие криптовалюты, поскольку её использование как средства платежа запрещено 75 статьёй Конституции. «Ни Конституция, ни действующее законодательство о финансовой системе категорически не допускают использования криптовалюты как средства платежа», — отметил он, отвечая на вопрос сенатора Людмилы Боковой о том, как он относится к электронным деньгам.

По словам министра, криптовалюту можно считать «иным имуществом» с точки зрения законодательства, и заявил, что на данном этапе не нужно более чётко определять понятие криптовалюты.

К слову, ровно по тем же причинам из законопроекта депутатов Госдумы «О цифровых финансовых активах» уже принятого в первом чтении в марте 2018 года, исчезли понятия майнинга и криптовалют.

Читайте также:  В Ульяновске начали принимать заявки на благоустройство дворов
Ссылка на основную публикацию