Минюст доработал законопроект о лишении граждан единственного жилья

Россияне могут лишиться из-за долгов единственного жилья?

В ходе расследования дела банкрота-миллионера был создан прецедент, из-за которого россияне могут остаться без единственного жилья. Юристы прокомментировали ситуацию.

Коллегия Верховного суда РФ удовлетворила кассационную жалобу на акты нижестоящих судов, разрешивших должнику спасти свою пятикомнатную квартиру площадью 198 кв. м и стоимостью 28 млн рублей от реализации. Федеральные эксперты полагают, что это может привести к тому, что россиян будут лишать единственной крыши над головой.

Все началось с расследования дела Анатолия Фрущака, который задолжал своему кредитору Андрею Кузнецову около 13 млн рублей. За 10 лет разбирательств Фрущак передал квартиру своей жене по соглашению о разделе имущества, а та, в свою очередь, подарила жилье дочери. Однако суды признали эти сделки недействительными и вернули спорное жилье господину Фрущаку.

В апреле 2017 года Анатолий Фрущак обратился в суд с заявлением о банкротстве. В августе суд признал гражданина банкротом и начал процедуру реализации имущества.

В то же время Фрущак ходатайствовал о том, чтобы его пятикомнатную квартиру не забирали, объяснив, что это его единственное жилье. Арбитражный суд Москвы, апелляция и кассация встали на сторону должника. Они сослались на Конституционный суд России, который подтвердил имущественный иммунитет единственного жилья, установленный законом, одновременно предписав законодателю поправить кодекс, чтобы определить пределы такого иммунитета, исходя из принципа соразмерности. Однако этого не случилось.

Суды пришли к выводу, что в подобных случаях необходимо сохранить для признанного банкротом гражданина и его иждивенцев «необходимый уровень существования, чтобы не оставить их за пределами социальной жизни».

После в Верховный суд поступила кассационная жалоба от кредитора Андрея Кузнецова, который просил отменить судебные акты. Адвокат мужчины заявила, что должник злоупотреблял своим положением и за 10 лет, пока шли разбирательства, ни разу не решил добровольно вернуть долг. При этом деньги должника удерживались с его пенсии. Несмотря на это, защита кредитора посчитала, что банкротство Фрущака было инициировано, чтобы сохранить за ним пятикомнатную квартиру.

Представитель Анатолия Фрущака, в свою очередь, заявил, что злоупотребления носили защитный характер – должник не собирался уходить от долгов, которые и так частично погашались.

В итоге ВС России отменил акты нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Юрист Александр Боломатов назвал такое решение не совсем корректным, так как суд попытался ограничить право граждан на единственное жилье с новым обоснованием. Это, по его мнению, опасно распространением новой практики на другие споры.

Юрист по защите прав дольщиков в Башкирии Руслан Султанов сообщил ProUfu.ru, что делать выводы о лишении россиян своего единственного жилья пока рано – окончательного решения суда по вышеуказанному делу еще нет. По словам Султанова, возможно, в этом деле есть какие-то нюансы и детали, которые сделают лишение квартиры должника возможным. Однако, по его мнению, даже в таком случае это не станет прецедентом и не повлечет за собой изменений в законодательстве России. Поэтому говорить о возможности лишения единственного жилья за долги не стоит.

Напомним, в мае 2017 года Минюст доработал законопроект об обращении взыскания на единственное жилье должников. Изъять дом или квартиру можно будет у гражданина с долгом более 200 тысяч рублей. Исключение составит лишь тот случай, когда размер долга явно несоразмерен стоимости жилья. Но если суд все же решит взыскать недвижимость, ее будут продавать. Деньги от продажи пойдут на погашение долга, исполнительный сбор и судебные издержки.

Чтобы должники не остались на улице, после продажи они в любом случае получат деньги на покупку жилья по минимальной норме на всех членов семьи. Отметим, что данный законопроект пока не принят.

Минюст предложил новый вариант изъятия единственного жилья у должников

Доработанный документ позволяет изымать единственное – роскошное – жилье за любые долги, но только в рамках процедуры банкротства

Москва. 30 ноября. INTERFAX.RU – Единственное, но роскошное жилье у человека можно будет изъять за долги в рамках процедуры банкротства, следует из доработанного законопроекта Минюста РФ, с которым ознакомился “Интерфакс”. Новеллы распространятся на все виды долгов, а не только на алименты и возмещение вреда, как обещали ранее в министерстве. Эксперты называют документ “революционным” и потенциально интересным для крупных кредиторов, в частности, банков.

О начале разработке документа стало известно в январе 2017 года, когда Минюст обнародовал поправки в Гражданский кодекс РФ и закон об исполнительном производстве, разрешающие продавать с торгов единственное жилье должника. Это допускалось, если обязательства превышают 5% от его стоимости, а площадь в два и более раза больше социальной нормы (разная по регионам – в среднем 14-18 на человека). Такой вариант развития событий предполагался, если задолженность подтверждена судом и другого имущества для взыскания не нашлось.

Эксперты идею раскритиковали за риск граждан лишиться привычного жилья при наличии весьма скромных долгов по ЖКХ или кредитам. К примеру, закон мог бы распространяться на имеющих долг в 50 тыс. рублей и квартиру стоимостью в 1 млн рублей. В результате в мае 2017 года Минюст пообещал, что жилье за долги по кредитам, ЖКХ изымать не будут. Сферу действия проекта ограничили случаями взыскания долгов по алиментам, возмещению вреда здоровью или в связи со смертью кормильца, а также по возмещению вреда от преступления. Уточнили и параметры “роскошного” жилья – более 36 кв. метров на человека. А размер долга устанавливался на сумме не менее 200 тыс. рублей.

Свою инициативу министерство объясняло необходимостью исполнить постановление Конституционного суда (КС) РФ от мая 2012 года, в котором тот поручил законодателю определить пределы имущественного иммунитета на единственное жилье должника. КС РФ решил, что он не должен распространяться на помещения, размеры которых превышают средние показатели, а их стоимость достаточна для удовлетворения требований кредитора. Иначе нарушается баланс интересов должников и кредиторов.

Доработанный документ

Теперь Минюст кардинально переписал законопроект. Обновленный документ позволяет изымать единственное жилье за любые долги, но только в рамках дела о признании человека банкротом. Поправки в закон о несостоятельности разрешают включать его в конкурсную массу, а затем реализовывать на торгах. Инициировать процедуру банкротства человека можно, если размер долга перевалил за 500 тыс. рублей, а просрочка – не менее 3 месяцев.

Четких параметров “роскошности” на этот раз Минюст не предлагает. “Пока не доказано иное, не считается роскошным жилище, стоимость которого заведомо не превышает 30 млн рублей”, либо на каждого члена семьи должника, проживающего в нем, не превышает 30 кв. метров, говорится в законопроекте. Доказывать “роскошность” жилья будет заявитель, желающий изъять его, а суд при решении этого вопроса будет “принимать во внимание” число проживающих совместно с должником и “иные обстоятельства”. При этом отказать в изъятии суд должен, если размер требований “явно несоразмерен стоимости спорного жилища” – это предполагается, если размер долга менее 1 млн рублей либо менее 5% от стоимости спорного жилища.

На улице до покупки нового жилья должник не останется. Кредитор должен еще до продажи ему купить взамен другое, более скромное, допускается покупка и за счет денег из конкурсной массы. Среди требований: расположение в том же населенном пункте, что и изымаемое, не аварийное и уже построенное, а на каждого члена семьи приходится не менее 10 кв. метров жилой площади и 20 общей, количество изолированных комнат – не менее половины числа членов семьи. В расчет не будут приниматься те, у кого есть другое жилье. Кроме того, не должна ухудшиться доступность садиков, школ, больниц для детей и нетрудоспособных иждивенцев должника. Суд может определить дополнительные критерии с учетом места работы и учебы, заболеваний членов семьи и иных обстоятельств. Кредитор и финансовый управляющий должны обеспечить возможность участия должника и членов его семьи в просмотре нового жилья.

Читайте также:  Утверждены правила определения нормативов накопления твердых коммунальных отходов

Кроме того, проект предусматривает возможность на год приостановить рассмотрение вопроса об изъятии жилья при наличии уважительных причин у должника и членов его семьи, в частности, беременности, наличия детей до одного года, тяжелой болезни.

Оставшиеся после реализации роскошного жилья средства пойдут на погашение долгов кредиторов, а остатки – достанутся должнику.

Что думают эксперты

Мнения экспертов на счет проекта разделились. “Законопроект можно назвать революционным, поскольку до настоящего времени единственное не ипотечное жилье оставалось практически недосягаемым для кредиторов”, – говорит партнер “Пепеляев Групп” Юлия Литовцева.

Предлагаемый механизм достаточно разумный, соглашается руководитель практики “Недвижимость. Земля. Строительство” АБ КИАП Сергей Попов. По его словам, огромный плюс законопроекта в том, что он хоть что-то предлагает. И сейчас в практике встречаются случаи, говорит он, когда кредиторы предлагают должникам купить взамен жилье поменьше, а имеющееся продать и закрыть долг. Но, как правило, на это должники не соглашаются и ссылаются на то, что жилье единственное.

По словам Литовцевой, многие из состоятельных ответчиков или банкротов до настоящего времени убеждены в том, что можно вывести любые активы, без риска сохранив за собой дворец-дом-квартиру, названные в законопроекте роскошными. “Безусловно, это ненормальная с точки зрения баланса интересов должника и кредиторов ситуация, настоятельно требующая решения”, – считает она.

Против идеи выставления на торги единственного жилья должников партнер юрфирмы “Юст” Александр Боломатов. “Отнимать жилье – это ужасная подлость. Давайте тогда сразу в долговую яму сажать”, – говорит он. По его мнению, кредиторы не должны компенсировать свои риски единственным жильем должника – нужно знать своего партнера и подстраховываться. В других случаях, например, компенсации ущерба нужно взыскивать с доходов, но для этого нужно улучшать, в частности, работу приставов. Права кредиторов были бы лучше защищены, если бы исполнение можно было системно контролировать, например, через банки, если бы появились частные приставы, полагает Боломатов.

Он убежден, что КПД нововведения будет высоким совсем недолго. “Люди быстро поймут, что единственное жилье под ударом, будут переводить его на родственников, друзей. Новая норма будет действовать год – через год ее КПД упадет”, – убежден он.

По его мнению, государство может продавить эту идею не столько в интересах кредиторов, сколько в интересах коммунальщиков и налоговиков.

Новый механизм может быть интересен для крупных кредиторов, располагающих возможностью предоставить заем на приобретение другого жилья для должника, в частности, банков, полагает Литовцева.

Попов напоминает, что 22 ноября Верховный суд РФ как раз в деле о банкротстве гражданина высказался о том, что роскошное жилье может составлять предмет взыскания.

Юрист правового бюро “Олевинский, Буюкян и партнеры” Руслан Муртазин отмечает, что многие юристы и судьи объективно полагают, что единственное жилье – понятие относительное и, исходя из здравого смысла, не каждое единственное жилье нужно исключать из конкурсной массы. Однако, по его словам, пока непонятен порядок оценки и дальнейшей продажи роскошного жилья. “Возможно, заявитель столкнется и с другими трудностями: с поиском жилья и переселением гражданина-банкрота, с косвенными расходами”, – отмечает он.

Минюст доработал законопроект об изъятии единственного жилья у должников

В течение 7 дней после вступления в силу определения суда об обращении взыскания на единственное жилье должника судебный пристав с согласия должника должен направить взыскателю предложение приобрести другое жилое помещение по стоимости, установленной в решении суда. Если должник не согласен или взыскатель уклоняется от заключения договора на покупку нового жилья должнику, единственное жилье должника в течение 10 дней выставляется на торги с начальной ценой в размере, установленной судом для покупки нового жилья. Еще через 10 дней могут быть назначены вторичные торги, где начальная цена может быть снижена на 5 %. Если и вторичные торги не нашли покупателя, пристав возвращает жилье должнику.

Повторное обращение взыскания на жилье должника возможно не ранее, чем через 12 месяцев после даты объявления вторичных торгов.

Суд также может при необходимости увеличить минимальную сумму, предоставляемую должнику на покупку нового жилья, но не более чем на 20 %.

Если должник, получив деньги на покупку нового жилья, в течение 3 месяцев не приобрел новое жилое помещение, деньги перечисляются в бюджет муниципального образования, которое в течение следующих двух месяцев должно предоставить должнику и членам его семьи жилье.

На переселение должника и членов его семьи законопроект отводит 14 дней с даты предоставления другого жилого помещения.

В защиту детей

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что он “обеспечит судебную защиту конституционных прав кредитора (взыскателя) в части исполнения судебного решения о взыскании долга и (право) гражданина-должника на жилище”. Кроме того, он “направлен на обеспечение защиты прав несовершеннолетних детей, поскольку предложенные в нем меры позволят в том числе улучшить ситуацию по взысканию задолженности со злостных неплательщиков алиментов”.

Взыскание на единственное жилье должника “применяются только к отношениям, связанным с принудительным исполнением требований по взысканию алиментов, возмещению вреда, причиненного здоровью, возмещению вреда в связи со смертью кормильца и возмещению ущерба, причиненного преступлением, независимо от времени возникновения указанных требований”.

Порядок предоставления органом местного самоуправления должнику-гражданину и членам его семьи иного пригодного для проживания жилого помещения, а также приобретения такого жилья за счет денежной суммы, перечисляемой в бюджет муниципального образования, устанавливается правительством РФ.

Минюст доработал закон об изъятии единственного жилья у должника

Изымать можно роскошное жилье, но четких параметров «роскошности» не предлагается

Единственное, но роскошное жилье у человека можно будет изъять за долги в рамках процедуры банкротства, следует из доработанного законопроекта Минюста РФ, с которым ознакомился «Интерфакс». Нововведения распространятся на все виды долгов, а не только на алименты и возмещение вреда, как обещали ранее в министерстве. Эксперты называют документ «революционным» и потенциально интересным для крупных кредиторов, в частности банков.

О начале разработки документа стало известно в январе 2017 года, когда Минюст обнародовал поправки в Гражданский кодекс РФ и закон об исполнительном производстве, разрешающие продавать с торгов единственное жилье должника. Это допускалось, если обязательства превышают 5% от его стоимости, а площадь в два и более раз больше социальной нормы (разная по регионам — в среднем 14-18 кв. м на человека). Такой вариант развития событий предполагался, если задолженность подтверждена судом и другого имущества для взыскания не нашлось.

Эксперты идею раскритиковали за риск граждан лишиться привычного жилья при наличии весьма скромных долгов по ЖКХ или кредитам. К примеру, закон мог бы распространяться на имеющих долг в 50 тысяч рублей и квартиру стоимостью в 1 млн рублей. В результате в мае 2017 года Минюст пообещал, что жилье за долги по кредитам, ЖКХ изымать не будут. Сферу действия проекта ограничили случаями взыскания долгов по алиментам, возмещению вреда здоровью или в связи со смертью кормильца, а также по возмещению вреда от преступления. Уточнили и параметры «роскошного» жилья — более 36 кв. м на человека. А размер долга устанавливался на сумме не менее 200 тысяч рублей.

Свою инициативу министерство объясняло необходимостью исполнить постановление Конституционного суда (КС) РФ от мая 2012 года, в котором тот поручил законодателю определить пределы имущественного иммунитета на единственное жилье должника. КС РФ решил, что он не должен распространяться на помещения, размеры которых превышают средние показатели, а их стоимость достаточна для удовлетворения требований кредитора. Иначе нарушается баланс интересов должников и кредиторов.

Теперь Минюст кардинально переписал законопроект. Обновленный документ позволяет изымать единственное жилье за любые долги, но только в рамках дела о признании человека банкротом. Поправки в закон о несостоятельности разрешают включать его в конкурсную массу, а затем реализовывать на торгах. Инициировать процедуру банкротства человека можно, если размер долга перевалил за 500 тысяч рублей, а просрочка не менее трех месяцев.

Четких параметров «роскошности» на этот раз Минюст не предлагает.

«Пока не доказано иное, не считается роскошным жилище, стоимость которого заведомо не превышает 30 млн рублей, либо на каждого члена семьи должника, проживающего в нем, не превышает 30 кв. метров», — говорится в законопроекте. Доказывать «роскошность» жилья будет заявитель, желающий изъять его, а суд при решении этого вопроса будет «принимать во внимание» число проживающих совместно с должником и «иные обстоятельства». При этом отказать в изъятии суд должен, если размер требований «явно несоразмерен стоимости спорного жилища» — это предполагается, если размер долга менее 1 млн рублей либо менее 5% от стоимости спорного жилища.

На улице до покупки нового жилья должник не останется. Кредитор должен еще до продажи купить ему взамен другое, более скромное, допускается покупка и за счет денег из конкурсной массы. Среди требований: расположение в том же населенном пункте, что и изымаемое, не аварийное и уже построенное, а на каждого члена семьи приходится не менее 10 кв. м жилой площади и 20 общей, количество изолированных комнат — не менее половины числа членов семьи. В расчет не будут приниматься те, у кого есть другое жилье. Кроме того, не должна ухудшиться доступность садиков, школ, больниц для детей и нетрудоспособных иждивенцев должника. Суд может определить дополнительные критерии с учетом места работы и учебы, заболеваний членов семьи и иных обстоятельств. Кредитор и финансовый управляющий должны обеспечить возможность участия должника и членов его семьи в просмотре нового жилья.

Кроме того, проект предусматривает возможность на год приостановить рассмотрение вопроса об изъятии жилья при наличии уважительных причин у должника и членов его семьи, в частности беременности, наличия детей до одного года, тяжелой болезни.

Оставшиеся после реализации роскошного жилья средства пойдут на погашение долгов кредиторов, а остатки достанутся должнику.

Минюст доработал проект о продаже единственного жилья должников

По данным информационного агентства, обновленный документ позволяет изымать единственное жилье за любые долги, но только в рамках дела о признании человека банкротом. Поправки в закон о несостоятельности разрешают включать его в конкурсную массу, а затем реализовывать на торгах.

Инициировать процедуру банкротства человека можно, если размер долга перевалил за 500 тыс. рублей, а просрочка – не менее 3 месяцев.

“Четких параметров “роскошности” на этот раз Минюст не предлагает. “Пока не доказано иное, не считается роскошным жилище, стоимость которого заведомо не превышает 30 млн рублей”, либо на каждого члена семьи должника, проживающего в нем, не превышает 30 кв. метров, говорится в законопроекте.

Читайте также:  В России хотя разрешить строительство многоэтажек из дерева

Доказывать “роскошность” жилья будет заявитель, желающий изъять его, а суд при решении этого вопроса будет “принимать во внимание” число проживающих совместно с должником и “иные обстоятельства”. При этом отказать в изъятии суд должен, если размер требований “явно несоразмерен стоимости спорного жилища” – это предполагается, если размер долга менее 1 млн рублей либо менее 5% от стоимости спорного жилища”, говорится в сообщении “Интерфакса”.

На улице до покупки нового жилья должник не останется. Кредитор должен еще до продажи ему купить взамен другое, более скромное, допускается покупка и за счет денег из конкурсной массы. Среди требований: расположение в том же населенном пункте, что и изымаемое, не аварийное и уже построенное, а на каждого члена семьи приходится не менее 10 кв. метров жилой площади и 20 общей, количество изолированных комнат – не менее половины числа членов семьи.

Проект предусматривает возможность на год приостановить рассмотрение вопроса об изъятии жилья при наличии уважительных причин у должника и членов его семьи, в частности, беременности, наличия детей до одного года, тяжелой болезни. Оставшиеся после реализации роскошного жилья средства пойдут на погашение долгов кредиторов, а остатки – достанутся должнику.

Напомним, первый вариант проекта был обнародован несколько лет назад и вызвал большой резонанс. После этого долгое время официальных новостей по поводу инициативы не поступало. Тем не менее, как недавно сообщила “РГ”, идея не забыта, а ведомство продолжает работу над инициативой.

Хотя информация о новой версии пока неофициальна, эксперты уже горячо откликнулись на новость. “Если такой закон примут – пострадают именно малоимущие, социально незащищенные слои населения”, – полагает руководитель рабочей группы по обеспечению безопасности предпринимателей в области строительства комитета по безопасности предпринимательской деятельности Торгово-промышленной палаты РФ Александр Моор. По его мнению, принятие такого проекта выгодно микрофинансовым организациям, выдающим кредиты под астрономические проценты. Жертвами-клиентами таких организаций становятся малоимущие.

Не согласен с предложением также советник Федеральной палаты адвокатов Александр Боломатов. “Очевидно, что при изменении практики обращения взыскания на единственное жилье недобросовестные должники будут избавляться также и от этого единственного жилья, поскольку данное жилье будет под риском реализации, – сказал он. – На изменения привычек должников уйдет немного времени. В итоге у нас будут поставлены под удар интересы добросовестных граждан, не имеющих, что продать для покрытия долга, а недобросовестные должники продолжат скрывать свое имущество. Негативный эффект данных действий крайне высок. Фактически речь идет о возможности лишать граждан их имущества. Это мощнейший институт ограничения прав граждан может попасть в руки недобросовестных лиц, столкнуться с излишне активным применением судами”.

В свою очередь сторонники предложения обращают внимание на то, что найти баланс между правами кредитора и должника предписал Конституционный суд, и речь в проекте именно об излишках квадратных метров, а не о всем жилье должника.

Минюст хочет разрешить лишать граждан единственного жилья

Бомжи в законе

Действие закона будет распространяться на злостных должников. Часть экспертов уже успели крайне негативно отозваться о новом предложении Минюста, а общественники даже начали сбор подписей против него. Однако не исключено, что в итоге пусть и с некоторыми доработками, но законопроект всё же будет принят.

Согласно подготовленному законопроекту пустить с молотка единственное жильё должника можно будет только при одновременном соблюдении четырёх условий. Во-первых, если площадь жилья вдвое превышает социальную норму – это от 14 до 18 квадратных метров на человека в зависимости от региона. Во-вторых, если стоимость квартиры вдвое выше, чем то помещение, которое должнику обязаны будут предоставить потом. В-третьих, сумма задолженности должна быть не менее 5% от стоимости жилья. И, наконец, у должника не должно быть никаких других средств или имущества, для того чтобы вернуть долг в разумные сроки.

Изначально идея о том, чтобы лишить неприкосновенности единственное жильё граждан, возникла ещё в 2012 году. Всё началось с постановления Конституционного суда от 14 мая 2012 года, когда КС как раз проверил на предмет соответствия Конституции положение Гражданского процессуального кодекса о том, что на единственное жильё не может быть обращено взыскание. Предметом рассмотрения стал случай в Уфе: местная жительница Фания Гумерова одолжила своему знакомому 3 млн рублей на строительство дома. На них тот построил себе хоромы в 300 квадратных метров, однако вернуть долг отказался. Гумерова обратилась в суд, который обязал должника выплачивать ей каждый месяц около 2 тыс. рублей с его пенсии. В итоге Гумерова дошла до КС, который вынес решение в её пользу, а также обязал Госдуму принять соответствующие поправки в законодательство, в которых ограничить неприкосновенность жилья обоснованностью и соразмерностью. В Госдуме взялись было исполнить решение КС – депутат Галина Хованская даже вносила соответствующие поправки. Однако на рассмотрение этот законопроект тогда так и не попал, вызвав много споров.

И вот теперь очередная попытка. Некоторые юристы, впрочем, отмечают, что и без инициативы Минюста в судах уже сложилась практика, при которой взыскание обращается на единственное жильё. «Судебная практика отдельных судов складывалась и так, что на единственное жильё взыскание обращалось, невзирая на прямой законодательный запрет и интересы проживающих с должниками несовершеннолетних. При этом не всегда учитывалась норма предоставления жилья, которой должен обеспечиваться должник», – говорит адвокат Олеся Спиричева.

Исправить нынешние судебные ошибки в Минюсте, похоже, решили просто – одним махом их узаконив. Причём если изначально в деле, которое рассматривал в 2012 году КС, явно шла речь о богатом домовладельце, не желающем отдавать долг, то в случае принятия законодательной инициативы лишиться единственной квартиры смогут и обычные граждане, не рассчитавшие свои силы и набравшие банковских кредитов. «Тот вариант закона, который предлагается сейчас – сырой. Я считаю, что долги таким образом должны взыскиваться с людей, которые владеют элитной недвижимостью. А когда это обычная квартира, то даже и трогать её нельзя. В законе необходимы поправки на богатых», – считает председатель Ассоциации адвокатов России за права человека Мария Баст.

Законодательное рвение Минюста не осталось без внимания и в Кремле. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил о том, что законопроект «подлежит детальной проработке с точки зрения правоприменения» и является лишь одним из рабочих предложений. Впрочем, жёсткой позиции против предлагаемых изменений в Кремле сформулировано не было.

Михаил Хазин, экономист:

– Я считаю, что закон этот людоедский. В 1990–2000 годы людей заставляли брать кредиты любой ценой. А сегодня обнаружилось, что значительное количество людей вернуть взятое не могут. Единственное, что у них есть – это жильё. Представьте семью, где здоровые и красивые дети, ювенальщики находят невыплаченный кредит, выселяют семью из квартиры, а потом отбирают детей на том основании, что родители якобы не способны им обеспечить нормальное существование.

Ссылка на основную публикацию