Четвертая часть Дании питается за счет энергии ветра

Сила ветра: Как Дания решила полностью перейти на возобновляемую энергию

Согласно официальному плану правительства, к 2050 году Дания должна полностью отказаться от энергии горючих ископаемых. Переход на возобновляемые источники энергии будет означать абсолютную энергетическую независимость страны и улучшение экологии. Фактически Дания превратится в замкнутую энергосистему, которая не нуждается в поддержке извне. Возможно ли это и почему именно эта скандинавская страна стала пионером зеленой энергии?

Текст: Елена Логинова

Процент получаемой энергии из возобновляемых источников

Согласно ежегодному отчёту министерства климата, энергетики и строительства за 2014 год Дания получает 26,7 % всей энергии из возобновляемых источников (в 1990 году эта доля составляла 6 %), а 38,8 % домов снабжаются электричеством от ветряных станций (в 1990-м — 1 %). Так хорошо дела обстояли не всегда: к 1970 году 90 % энергии страна получала от нефти и газа. Дания была одним из крупнейших импортёров нефти в Европе, так как собственной энергетики у неё практически не было.

В 1973 году страны ОПЕК повысили цены на баррель нефти в четыре раза (с 3 до 12 долларов). Это немедленно спровоцировало в Дании масштабный кризис. Датчанам пришлось учиться экономить ресурсы: принимать душ вместо ванны, сокращать уличное освещение, устанавливать скоростные ограничения. Второй кризис последовал в 1979 году, когда цена на нефть достигла 36 долларов. Стало ясно, что нужно целиком перестраивать всю национальную систему энергетики, чтобы сделать страну как можно менее зависимой от цен, которые устанавливают экспортёры.

Процент домов снабжаемых электричеством от ветряных станций

Первое, что было сделано ещё в 1977 году, — введение налогов на использование нефти и электричества. С тех пор эти налоги периодически повышались, к ним добавились налоги на уголь и газ. Цель этой меры — заставить людей разумнее расходовать ресурсы или платить за свою беспечность.

В 1979 году был принят закон о муниципальном отоплении. Для начала главам муниципалитетов предложили собрать данные о количестве потребляемой энергии и её распределении и рассчитать более-менее точную потребность районов в отоплении. На основе этих докладов был составлен черновой план по распределению энергии. В плане было указано, в какие районы энергию следовало доставлять в первую очередь и где стоило расположить теплотрассы. Отличие его от обычной стратегии прокладки теплотрасс было в глобальности подхода — составители прогнозировали цены на топливо и платёжеспособность жителей и принимали во внимание климатические и топографические особенности местности.

Локальные планы объединили в большой окружной план. Такая окружная система планирования энергоснабжения просуществовала до конца 1980-х. В 1990-м датчане ввели новую схему — проектное энергоснабжение. Это значило, что окружные власти не объединяли планы от каждого муниципалитета в один большой общий, а составляли общий план электроснабжения для округа, а потом решали, сколько энергии достанется каждому муниципалитету.

При этом жилые дома получали 55 % отопления от местных систем. Это стало возможно благодаря станциям CHP (Combined Heat and Power Plant), которые одновременно производили электроэнергию и обеспечивали теплоснабжение за счёт физического эффекта тригенерации. Врезка: Тригенерация — это комбинированное производство тепла, электричества и холода. Холод вырабатывается абсорбционной холодильной машиной, потребляющей не электрическую, а тепловую энергию. При производстве электроэнергии получалось ещё и тепло, которым можно было обеспечить близкие населённые пункты. Тепло использовалось и для создания холода (например, для кондиционирования воздуха). Таким образом, получалось, что на одной станции одновременно шло три процесса, и не было необходимости строить длинные теплотрассы. Гораздо проще было расположить рядом с городами небольшие CHP и снабжать жителей и электричеством, и теплом, и всё — от одной небольшой станции. К 2010 году CHP обеспечивали в среднем 77 % тепла и 65 % электричества.

CHP оказались очень эффективны, во время их работы один процесс обеспечивает другой: выработке электричества сопутствует выделение тепла. Это привело к тому, что энергопотери сократились в два раза. Если в 1972 году 107 % энергии пропадало, то в 2011 году этот показатель снизился до 50 %. «CHP действительно очень выгодны, их КПД велик, однако их не внедряют повсеместно (хотя во многих странах эта сфера развивается). Это связано с некоторой технологической спецификой и экономическими причинами: CHP экономят много денег, когда уже работают, однако их установка и наладка — достаточно затратное предприятие. Кроме того, существует определённая инерция: уже существующие производители энергии всегда против того, чтобы кто-то занимал их место», — считает Борис Порфирьев профессор Института народнохозяйственного программирования РАН.

С 2013 года в стране полностью запрещено использование нефти и газа для отопления жилых домов, рекомендуется эксплуатировать для этих целей ветряные и солнечные аккумуляторы.

Площадь дома, обогреваемого возобновляемыми источниками энергии

Ещё одна идея, которую взяли на вооружение датские власти, — использование ветряной энергии. Ветряная энергетика — одно из немногих направлений, которое сменяющиеся на протяжении времени власти развивали со стабильным энтузиазмом. Государство выделяло субсидии на строительство ветряных электростанций, устанавливало пониженные тарифы на электроэнергию и совершало госзаказ на производство турбин для ветряков. Сегодня 28 % всей электроэнергии в Дании производят именно ветряные электростанции.

Применяется и биоэнергия, которую получают из биомассы (гумуса). Она используется для обычных электростанций и CHP. Сегодня 25 % энергии, которая используется для работы электростанций и CHP, получается из биотоплива.

Кардинально в Дании изменилась и сфера строительства. Ещё до всех кризисов, в 1961 году, были введены требования по эффективному использованию энергии для новых домов. В 1977 году эти требования распространились и на уже построенные здания: владельцы были обязаны переделать их так, чтобы они подходили для норм энергосбережения. Согласно этим нормам здания общежитий, отелей и многоквартирных домов не должны требовать более 52,5 + 1 650 киловатт на квадратный метр в год. Для офисов, школ и университетов эта цифра — 71,3 + 1 650 киловатт на квадратный метр в год. Если зданию требуется повышенное количество электроэнергии и тепла, цена излишков подсчитывается сверх этой формулы отдельно (так происходит, например, в случае с больницами). Если здание требует поддержания постоянной температуры от 5 до 15 градусов, то оно входит в категорию офисных вне зависимости от назначения (это может быть и не общественное здание, например склад). На перепланировку зданий субсидии выделяло также государство.

С 2013 года в стране полностью запрещено использование нефти и газа для отопления жилых домов, рекомендуется эксплуатировать для этих целей ветряные и солнечные аккумуляторы (биотопливо даёт меньше тепла). С 1980 до 2010 года количество энергии, необходимой для отопления квадратного метра жилой площади снизилось на 15 %. В 1980-м 5 % площади дома обогревалось возобновляемыми источниками энергии, а в 2001-м — уже 13 %, и эта цифра продолжает расти.

Нефть и газ не только запрещены для использования в качестве источника отопления для жилых домов, но и облагаются высоким налогом как топливо для транспорта. К сожалению, именно в сфере транспорта введение возобновляемых источников энергии идёт тяжелее всего: даже несмотря на высокие налоги, пересаживаться на электромобили всё равно дороже.

Не обошли реформы и рынок электроэнергетики: закон от 1996 года разрешил потребителям, которым требуются большие объёмы энергии, самим выбирать себе поставщика электроэнергии. В таких условиях смогли выжить только семь крупнейших энергетических компаний, которые стали монополистами рынка. В 1999 году был принят закон, согласно которому транспортом электричества и его генерацией должны заниматься разные компании.

Почему именно Дания?

Почему именно Дания, а не, например, Швеция или Финляндия добилась таких успехов? По мнению Михаила Заворовского, председателя совета директоров ЗАО «Норд Гидро», «секрет успеха — в развитии ветряной энергетики. У Дании очень длинная линия побережья, которая позволяет построить множество ветряных электростанций. Так что развитие этого типа энергетики в стране географически обусловлено. Дания построила множество ветряков и рассчитывает, что к 2050 году появится технология сохранения энергии, которая позволит не зависеть от сезонности этого источника энергии. Ведь основная проблема, которая не позволяет полностью перейти на возобновляемые источники сейчас, — то, что они нестабильны (у солнца существует цикличность день-ночь, а у ветра — сезонные колебания)».

Кроме того, Дания не единственная из скандинавских стран разрабатывает возобновляемые источники энергии. «Не только Дания планирует полный переход на возобновляемую энергетику, к этому стремится и, например, Норвегия. Только Норвегия использует в основном гидроэнергетику, а Дания строит ветряки. Причём существенное отличие датской ветряной энергетики от, например, британской — в том, что в Дании большинство ветряков стоят в море, а не на берегу», — объясняет Борис Порфирьев.

В 2012 году министерство климата, энергетики и строительства Дании приняло амбициозное энергетическое соглашение (Energy Agreement), которое распланировало реформы в энергетике Дании аж до 2050 года (когда и совершится полный переход на возобновляемую энергию). Ближайший горизонт планирования — 2020 год. К этому моменту страна должна получать 35 % энергии из возобновляемых источников. 50 % потребляемой энергии будут обеспечивать ветряные электростанции. Выбросы углекислого газа должны будут сократиться на треть по сравнению с 1990 годом. Важной задачей, решение которой пока не найдено, будет стабилизация рынка электричества, ведь погода нестабильна, и один день ветер дует очень сильно, ветряные электростанции поставляют много электричества, а на другой день — полный штиль, и ветряки стоят. Между 2015 и 2020 годом будут составлены новые нормативы, которые должны превратить дома в «нулевые здания», потребность которых в энергии будет полностью покрываться возобновляемыми источниками.

По словам министра энергетики и климата Дании Мартина Лидегарда, «стране предстоит принять ещё много законов в области энергосбережения и найти ещё много способов эффективно расходовать энергию. Но многие шаги уже сделаны».

Четвертая часть Дании питается за счет энергии ветра

Еще лет сорок назад Дания полностью зависела от импортных энергоресурсов. Сейчас она не только полностью обеспечивает себя электроэнергией, но и излишки продает соседним странам.

Если в 1990 году на ветро­электростанциях Дании производилось 2 % от всей электроэнергии в стране, то сейчас — 20 %. По этому показателю Дания занимает восьмое место в мире. Излишки электроэнергии продают в соседние страны, а датские производители ветрогенераторов так наловчились, что производят почти треть мощностей ветроэнергетики во всем мире.

От экспорта энергоэффективных технологий — ветрогенераторов, солнечных батарей, изоляционных материалов и др. Дания получает почти в 2 раза больше денег, чем от сельхозпродукции. В ближайшие 10 лет Дания планирует получать до 50, а к 2025 году — до 75?% энергии за счет ветра. Как считают ученые, реально даже полностью обеспечивать потребности страны за счет энергии ветра, если, например, разместить ветряки на площади 1 тыс. км2 где–нибудь в Северном море…

Ветер, ветер, ты могуч

Иногда можно услышать: конечно, Дания стоит на островах, там всегда ветер. Да, это так. Но его скорость далеко не такая, как в Калифорнии или на севере Бразилии, где ветер буквально сбивает с ног.

На высоте 10 м датский ветер дует со скоростью 4,5–5,6м/с. В большинстве регионов России скорость ветра именно в этих пределах, но и там, где ветры значительно сильнее, потенциал не используется.

Датские ученые любят вспоминать, что поворотным был 1973 год, когда в мире разразился нефтяной кризис. В стране, зависящей от импорта энергоресурсов, нефтяной дефицит достиг такой степени, что датчанам запретили пользоваться в выходные автомобилями. Тогда и стали говорить о том, что маленькая Дания не должна так сильно зависеть от других стран. Было предложение построить атомную станцию, но жители вышли на демонстрации.

А после аварии на Чернобыльской АЭС стал популярен лозунг «Атомная энергия? Нет, спасибо». В 1988 году правительство Дании запретило строительство атомных электростанций. Вместо этого решили развивать ветро– и солнечную энергетику.

Островная экономика

Внедрение ветростанций проходило не легко. Типичный пример — пилотный проект на крошечном острове Эре ( Ærø) на юге Дании.

Почти половина из 7 тыс. жителей островка заняты в индустрии туризма, а также на небольшой судостроительной верфи. В общем, глубинка: молодежь уезжает учиться и работать в Копенгаген. Однако это вовсе не богом забытый район — здесь активно внедряют новые технологии.

Неформальная группа по альтернативной энергетике появилась в 1981 году. В нее вошли местные жители — кузнец, менеджер банка, несколько учителей, фермер и другие. Они решили скинуться и установить ветроустановку.

Многие жители писали петиции: мол, ветроустановки испортят пейзаж, к тому же могут помешать птицам. А на этом острове наблюдается удивительный феномен black sun, когда осенью тысячи мелких перелетных птиц почему–то сбиваются в огромные шары.

Но энтузиастам удалось отстоять свою точку зрения, и в 1985 году началось возведение ветропарка из 11 турбин. Вложились в проект 128 местных акционеров. В Дании привычно делать дело сообща, традиция кооперативов идет с XIX века. Государство поддержало инициативу — снизило налоги тем семьям, которые участвовали на паях в создании ветропарков. И дело пошло. Одновременно с сооружением ветряных мельниц проводилась реорганизация и расширение централизованного теплоснабжения на острове — это экономнее и выгоднее.

Читайте также:  Каковы нормы на размер территории, прилегающей к дому?

Под контролем

Сейчас у ветряков на острове около 500 акционеров. Электроэнергия не напрямую идет в дома. Собственники ветроустановок сначала сдают энергию в островную распределительную компанию и оптом продают на рынке по 3?–?6 евроцентов за кВт.

Государство доплачивает производителям ветряной энергии 3 евроцента, то есть максимум владельцы турбин получают 6 евроцентов за кВт. Потребители же покупают электроэнергию за полную стоимость — 25–30 евроцентов за кВт. Мощность ветроустановок — 1–2,5 МВт. Окупаемость турбины в среднем 6–7 лет.

Руне Шмидт, менеджер Ærø Energi- og Miljøkontor (на фото слева) , говорит: «Количество установок на острове регламентируется департаментом природных ресурсов Дании, чтобы не навредить окружающей среде».

На острове развивают и солнечную энергетику. На окраине городка Марсталь находится одна из самых крупных в мире солнечных электростанций. И это в довольно холодной Дании! Проект стартовал в 1994 году, сейчас площадь панелей электростанции составляет 18,37 тыс. м2.

«Энергия идет на обогрев и обеспечение водой 1450 домов. Это позволяет ежегодно экономить 820 тыс. литров нефти и не выбрасывать в атмосферу 2,6 т SO2», — говорит Томас Йенсен, сотрудник Marstal Fjernvarme (на фото внизу).

С мая по октябрь солнечная станция полностью обеспечивает потребности города. По территории электростанции ходят овцы. «Для того чтобы получить максимальное количество солнечных лучей, нужно избавиться от травы, — говорит Томас Йенсен. — Овцы в этом деле — лучше любой газонокосилки. Мыть панели солнечных батарей тоже не нужно — это делает дождь». В прошлом году здесь стартовал новый проект — солнечную электростанцию расширили на 15 тыс. м2.

Экономь везде!

Но без энергосбережения, возведенного почти в культ, усилия были бы тщетны. На отоплении жители очень экономят и нередко на ночь отключают батареи. Особенно холодно в домах старинной постройки, где запрещено ставить стеклопакеты.

Прохладно в учебных заведениях, музеях и др. Датчане, правда, этим не сильно опечалены. Детишки до первого снега здесь бегают в куртках нараспашку.

Туристу сразу бросается в глаза и то, что нигде нет «лишнего» персонала — билеты на электрички продают в магазинах или в автоматах, в метро нет персонала на входе, сведено к минимуму число охранников — их заменили видеокамеры. Подсветка зданий и освещение ночью тоже довольно скромные. Здесь считают: чтобы хорошо жить, надо экономить.

Томас Йенсен, сотрудник Marstal Fjernvarme на острове Ærø , демонстрирует принцип работы солнечных батарей.

Энергия, вырабатываемая станцией, идет на обогрев и обеспечение водой почти 1500 домов. Это позволяет ежегодно экономить 820 тысяч литров нефти и не выбрасывать в атмосферу 2,6 тонн SO2 ежегодно.

Остров Ærø – словно музей под открытым небом – здесь хорошо сохранились дома и улицы 18-го века.

Энергодиспетчер

Оперативная работа в электроэнергетике

Энергосистема Дании — ветроэнергетический рай или

Опубликовано: admin-zeleniy 10 января 2015

Просмотров: 14 734

Альтернативная энергетика Дании.

Дания приближается к своей цели, намеченной на 2020 год: получать половину необходимой стране энергии, используя энергию ветра, пишет The Copengagen Post.

По данным национального оператора электрических и газовых сетей, в минувшем году 39% всей энергии, потребленной в стране, было получено от ветровых турбин, в том числе от 111 новых силовых установок, построенных у побережья острова Анхольт.

«Мы, безусловно, достигнем цели 2020 года. Это будет абсолютный мировой рекорд и реальный шаг к остановке процесса глобального потепления климата», — сказал изданию министр климата и энергетики доктор Расмус Хельвег Петерсен.

Для справки: Дания является мировым лидером по установленной мощности ветрогенераторов на душу населения. В 2013 году ветроэнергетика обеспечила 33 % электроэнергии Дании, и 41 % — в первой половине 2014 года.

В мировом рейтинге производства энергии ветра Дания находится на 10-ом месте, в 2014-ом году установленная мощность ветроэнергетики составила 4855 МВт (на первом месте Китай 91424 МВт).

Дания начала развитие своей ветряной энергетики в 1970-х годах XX века вслед за экономическими последствиями, вызванными ростом цен на нефть. В 1980-х годах правительство Дании приняло решение сократить к 2005 году выбросы СО2 на 22 % в сравнении с 1988 годом. После Чернобыльской аварии, в 1988 году правительство Дании запретило строительство атомных электростанций.

Первая промышленная ветряная турбина была установлена в Дании в 1976 году. К январю 2007 года в Дании было построено более 5267 ветряных турбин суммарной мощностью 3136 МВт.

Энергосистема Дании.

Энергосистема Дании на 2/3 состоит из крупных систем централизованного теплоснабжения, работающих от крупных ТЭЦ (на газе, угле или нескольких видах топлива) и мини-ТЭЦ (на биотопливе и прочих отходах). В системы централизованного теплоснабжения также включены резервные котельные, работающие на угле, газе или дизельном топливе.

Кроме того, в стране активно работает сектор децентрализованного теплоснабжения, часть которого занимают системы газоснабжения с индивидуальными отопительными установками, часть – децентрализованные источники на древесных и прочих биоотходах.

· 80% тепла, используемого для отопления коммунального сектора, вырабатывается на крупных и малых ТЭЦ;
· 60% всех потребителей получают тепло из систем централизованного теплоснабжения;
· 40% всей производимой энергии составляют источники, работающие на возобновляемых энергетических ресурсах, в первую очередь это биотопливо и ветер.

Развитие и модернизация системы теплоснабжения в Дании не прекратились. Принят и работает новый Энергетический план на 2001-2030 гг., который кроме обеспечения эффективного развития общества и энергетической безопасности ориентирован на энерго- и ресурсосбережение, минимизацию затрат и уменьшение негативного воздействия на окружающую среду.

Планируется, что к 2030 г. Дания при производстве тепловой и электрической энергии полностью откажется от угля и нефти. Она должна перейти на возобновляемые энергоресурсы и природный газ, причем доля последнего в энергетическом балансе страны не превысит 45%.

К размышлению.

Как видим, энергосистема Дании очень сильно зависима от комбинированной выработки энергии с использованием ископаемых ресурсов и полностью не сможет перейти на возобновляемые источники.

К сожалению очень мало информации о настроениях жителей этой страны, как они себя чувствуют живя близи ветряных монстров, замечают ли изменения в окружающей среде, поведении птиц и животных, количество рыбы в прибрежных водах. Хотелось бы узнать и такой аспект как количество туристов в данные регионы, изменилось ли оно и в какую сторону?

Косвенно о проблеме можно судить по высказываниям немцев, например в репортаже издания Russia Today активисты утверждают, что ветрогенераторы вредны для здоровья людей. Звуки, которые они производят, пагубно сказываются на психике.

«Эти низкочастотные звуки постоянно звучат в голове, они отдаются во всём теле. Они будят меня по ночам, иногда я чувствую, будто не могу дышать», — рассказал жительница Германии Петра Дамс.

Однако дело не только в том, что они очень высокие и шумные. Эти новые «соседи» также влияют и на цены на жильё. Многие жители пытаются переехать подальше от ветряков, но их дома стоят на продаже годами, никто не хочет их брать.

В Германии нет законодательства, чётко определяющего, где можно строить ветрогенераторы. Поэтому иногда их можно встретить всего в 250 метрах от жилых районов. И они продолжают доставлять неудобства жителям.

P.S. Надёжность и манёвренность таких энергосистем, как Вы понимаете, не на самом высоком уровне, и скорее это тема для отдельной статьи.

Уважаемые читатели, интересно узнать Ваше мнение, что Вы думаете о данной «проблеме»?

Датская энергетика в деталях: электроэнергия “из воздуха”

В скандинавской стране удачно решают вопросы балансирования при производстве электроэнергии за счет ветра.

Небольшая скандинавская страна Дания, по праву считаясь одним из пионеров современной ветроэнергетической промышленности, занимает первое место в мире по ветроэнергетической мощности на душу населения и 13-е место – по общей установленной мощности национальной ветроэнергетики, следуя за странами с такими большими территориями, как Китай, США, Германия, Индия, Испания, Бразилия и др. В 2014 г. в Дании функционировали 5 252 ветряные турбины суммарной мощностью 4 885 МВт. По данным Всемирной ветроэнергетической ассоциации, в 3-м квартале 2015-го доля ветроэнергетического сектора в энергобалансе страны возросла до 42%. Дания известна и как родоначальница кооперативного движения в возобновляемой энергетике. Около 100 тыс. граждан страны инвестировали в ветровую энергетику. Половиной всех установленных в стране ветротурбин владеют кооперативы, 75% ветряных турбин принадлежат частным инвесторам.

В отчете «The Guardian» отмечалось, что к вечеру 9 июля 2015 года, ветряные турбины выработали 116% энергетических потребностей страны, а в 3 часа ночи 10 июля, когда потребление электроэнергии снизилось, эта цифра подскочила до 140%. Датские энергетики сумели справиться с этой ситуацией.

Как же работает ветроэнергетический сектор в Дании? Как решаются вопросы, связанные с небалансами в энергосекторе страны? На эти и другие вопросы «Терминалу» отвечает Пребен Маегаард, почетный президент и основатель Всемирной ветроэнергетической ассоциации, исполнительный директор Датского Фолькецентра, один из пионеров развития возобновляемой энергетики в Дании.

В продолжающейся дискуссии между производителями «зеленой» энергетики и Министерством энергетики и угольной промышленности Украины касаемо нового законопроекта «О рынке электрической энергии в Украине» одним из спорных пунктов стоит ответственность производителей электроэнергии за счет солнца и ветра с введением последующими штрафных санкций за небаланс. Как в Вашей стране на законодательном уровне решаются такие вопросы?

Во-первых, давайте посмотрим, чему равна стоимость полного балансирования. В Дании – это относительно небольшая сумма, которую нужно платить, но которая совсем не влияет на экономику ветроэнергетического проекта. Как балансировать энергию в сети? В принципе, для Вас может быть полезен опыт Бразилии, потому что Украина, как и Бразилия, обладает большим гидроэнергетическим потенциалом. Сочетание ветроэнергетики и гидроэнергетики решает проблему полностью. К тому же, в то время, когда используется энергия, выработанная за счет энергии ветра, Вы в Украине можете экономить воду, а гидроэнергетику применять, когда ветра нет. Я не вижу, чтобы такой подход требовал дополнительных затрат. Все зависит только от значительного увеличения доли возобновляемой энергиив энергосети и стоимости ископаемого топлива. Если Вы в перспективе видите балансирование только за счет ископаемого топлива, тогда, конечно, будут возникать проблемы. А если в процесс балансирования задействована еще и атомная энергетика, то возникают еще большие проблемы.

Вопрос может зависеть от сочетания ветроэнергетики и гидроэнергетики. Я не вижу причины, почему у Вас возникают такие проблемы уже сейчас. В Украине доля ветроэнергетики настолько мала, что нет никаких проблем балансирования ее гидроэнергетикой. Вам нужно ввести в эксплуатацию еще большое количество ВЭС, чтобы возник вопрос о балансировании, и еще больше ветроэнергетических мощностей – чтобы процесс требовал дополнительных затрат.

Как Вы решаете вопрос балансирования в Дании, где нет гидроэнергетики?

В нашей стране существуют другие возможности. Например, у нас много станций комбинированного производства тепла и электроэнергии – децентрализация нашей энергосистемы была проведена много лет назад, ставка была сделана на большое количество когенерационных станций малой мощности, работающих на природном газе, которые потенциально могут обеспечивать 25% необходимой стране электроэнергии. Преимущества подобных небольших станций в том, что они могут выйти на полную рабочую мощность в течение 5 минут, и «выключить» их можно также в любое время. Это означает, что балансировать с их помощью легко и просто. Кроме того, для того, чтобы эти станции были готовы к работе в любое время, им выплачиваются компенсации.

В Дании существует другая проблема. Она связана с избытком ветровой электроэнергии. В целом, есть три способа поведения в ситуации, когда сеть не может принять всю произведенную электроэнергию. Первый – остановить ВЭС; второй – экспортировать излишек в другую страну, но стоимость такой электроэнергии очень низка, так как сегодня все хотят экспортировать излишки. И третий – найти другое применение выработанной электрике. Например, рынок тепловой энергии – отличное применение электроэнергии. Если Вы просто остановите ветротурбину, то не получите ни цента. Если Вы экспортируете электроэнергию, то можете заработать всего один или полцента за кВт·ч. Но если Вы продадите излишки электроэнергии на рынке тепловой энергии, то получите примерно 8-9 евроцентов за кВт·ч. В Германии цена на этом рынке примерно такая же – 7 или 8 евроцентов за кВт·ч.

Поэтому и возникает вопрос – зачем останавливать ветротурбину, зачем экспортировать излишки электроэнергии практически за бесценок, если можно найти ей новое отличное применение? Подобный подход «дает» другую экономику, и это обратная сторона проблемы.

Читайте также:  Вынесен первый приговор по злоупотреблениям в сфере ЖКХ

Возвращаясь к ситуации в Украине, хочу подчеркнуть, что пройдет еще очень много времени, прежде чем вопросы, вызванные избытком ветровой электроэнергии в сетях, могут возникнуть в вашей стране. Излишек появляется тогда, когда в сети свыше 100% ветровой электроэнергии, как, например, летом 2015 г., когда всеми ВЭС было произведено 140% электроэнергии. Позвольте еще раз напомнить, что в сегодняшней Дании 42% электропотребления обеспечивается за счет энергии ветра.

– Какое влияние оказывает на конечного потребителя такой высокий уровень проникновения ветроэнергетики в национальную энергетическую сеть?

– В первую очередь, нужно вспомнить о принятых в каждой стране задачах развития возобновляемой энергетики, согласно которым планируется, что доля ветроэнергетики к такому-то году должна составить столько-то процентов в национальном энергобалансе. Для достижения поставленной цели необходимы стимулы. Установить цели – это важно, но необходимо, чтобы были внедрены и работали стимулы.

Но, как я понимаю, Вас интересует ответ с точки зрения работы ВЭС и сети. Датский владелец линий электропередач и газотранспортной системой Energinet.dk, отвечая за работу сетей, должен быть всегда уверен в наличии достаточного количества имеющихся рабочих мощностей. Компания владеет сетями, это – их собственность. Она ведет мониторинг работы всех производственных мощностей в стране, независимо от того, крупный это или малый энергогенерирующий объект, принадлежит он коммунальной компании или находится в частном владении, это ВЭС или СЭС, или электростанция, работающая на угле, или когенерационная станция. Кроме того, компания контролирует ситуацию с соседними странами. Другими словами, все находится в руках компании.

Объявляется цена на конкретный временной промежуток – 24 часа, то есть по какой цене должна быть доступна электроэнергия. Если у Вас есть ветротурбина, Вы захотите, чтобы она работала без остановок, даже если за поставленную электро­энергию Вы получите низкую цену – Вам ведь нет нужды платить за топливо. Что же касается традиционных электростанций, то они не всегда могут конкурировать, так как зависят от цены на топливо, которое должны покупать. Поэтому для них существует какой-то ценовой предел, ниже которого они не могут продавать электроэнергию. Особенность Дании заключается в том, что у нас много комбинированных станций по выработке тепла и электроэнергии. В этом комбинированном процессе энергогенерации существует четкая взаимосвязь между производством тепла и электроэнергии. И хотя обязательства таких станций по выработке энергии в первую очередь связаны с производством именно тепловой энергии, они также производят и электроэнергию, которую могут поставлять и по более низкой цене. В сети сейчас очень много ветровой электроэнергии, что ведет к резкому понижению цен на нее, и такая ситуация, конечно же, в интересах потребителей и промышленности. Как я уже говорил, топлива Вам для работы ВЭС не нужно! Вы будете эксплуа­тировать ВЭС при любой цене на электроэнергию. Для традиционных производителей электро­энергии в такой ситуации, напротив, невозможно «придерживаться» своей экономики, поскольку используемая ими технология не очень хорошо сочетается с новыми передовыми технологиями. Эксплуатировать такие традиционные электростанции становится очень дорого. Что сегодня происходит в Дании? Традиционные энергогенерирующие объекты просто закрываются, крупные энергетические компании, такие как DongEnergy, которые эксплуатировали ТЭЦ, сейчас сталкиваются с ситуацией, когда для них становится все сложнее и сложнее получать нормальную прибыль: чем больше поставляется ветровой электроэнергии, тем меньше часов работает их ТЭЦ на ископаемом топливе, и в результате – «плохая» экономика. Поэтому сегодня они продают свои энергогенерирующие объекты. В виде примера можно привести электростанции в Копенгагене и Оденсе (третий по размеру город Дании), когда местная коммунальная компания, изначально занимавшаяся только поставкой энергии, сегодня обладает и энергогенерацией, купив частные электростанции, ранее принадлежавшие энергокомпаниям. То же самое произошло и в Ольборге. Такая тенденция сегодня четко прослеживается во многих городах страны. В то же время, необходимо отметить, что крупные энергокомпании проявляют возрастающий интерес к оффшорной ветроэнергетике.

Какова в Вашей стране цена за небаланс электроэнергии, вызванный производителями электроэнергии за счет энергии ветра?

– Неверно говорить о том, что влияние ветротурбины на работу энергосети – только негативное, что это влечет за собой дестабилизацию из-за переменной выработки электроэнергии. Это неправда – известно, что ветротурбина может оказывать и стабилизирующее, «балансирующее воздействие» на работу сети. Естественно, что сетевые операторы будут говорить Вам только о негативном влиянии. Но в Дании ветротурбина, являясь также и балансирующим компонентом в работе сети, за свое участие в процессе балансирования еще и «зарабатывает». К сожалению, это небольшие деньги – примерно около 1 евроцента за кВтч. Вы спрашиваете о том, сколько производитель ветровой электроэнергии платит за балансирование небалансов? В Дании этого нет.

Я не понимаю проблемы, связанной с балансированием энергии в сети, о которой Вы говорите. Всегда есть минимум два поставщика электроэнергии – например, производитель ветровой электроэнергии и производитель электроэнергии за счет ископаемого топлива, то есть «регулируемой» электроэнергии. И если производитель ветровой электроэнергии уменьшил объем поставки, производитель традиционной электроэнергии с радостью поставит больше, он так сможет больше заработать. Не понимаю, почему производитель ветровой электроэнергии должен что-то компенсировать на рынке, на котором работает много других участников, которые рады будут поставить «недостающую» электроэнергию. Не вижу ничего рационального в том, что происходит в Украине. Я воспринимаю это только как очередную искусственно созданную преграду для развития новой передовой технологии. Это исключительно политический, а не рыночный или технологический вопрос.

– В ряде стран Европейского Союза помимо «зеленых» тарифов, например, в Германии, существуют дополнительные бонусы для производителей «зеленой» энергии. А какие в Дании существуют схемы дополнительной поддержки?

– Субсидии для наземной ветроэнергетики в Дании составляют 3,5 евроцента, которые выплачиваются в виде премии к рыночной цене в течение 22 тыс. часов работы ВЭС с полной нагрузкой, что в зависимости от ветрового потенциала площадки ВЭС эквивалентно примерно периоду в 5-8 лет. Ветростанции морского базирования или, как принято сейчас называть, оффшорные ВЭС получают гарантированную цену на электроэнергию за 50 тыс. часов работы с полной нагрузкой, что на практике соответствует от 12 до 15 лет эксплуатации, в зависимости от мощности ВЭС и ветропотенциала. Это делается для того, чтобы инвестирование было прибыльным. Не имеет значения, частная это ветростанция или коммунальная.

С долей 39,1% в энергогенерации в 2014 г. и с пиковыми показателями в 140% ветроэнергетика в настоящее время является основным источником производства электроэнергии в нашей стране. Благодаря успешной политике в области ветроэнергетики Дания уже выполнила свои обязательства в рамках Национального плана действий по возобновляемой энергетике по достижению к 2020 г. цели в 2,621 ГВт по наземной ветроэнергетике и почти выполнила задачу в 1,339 МВт по оффшорной ветроэнергетике. Движущим фактором развития наземной ветроэнергетики остается главным образом система переменной премии, выплачивае­мой к рыночной цене на электрическую энергию.

Гарантированная премия в 250 датских крон/МВт·ч (примерно 35 евро/МВт·ч) к рыночной цене, но не превышая суммы (премия + рыночная цена) в 580 DKK/МВт·ч (примерно 80 евро/МВт·ч), начисляется ветростанции в течение 22 тыс. часов работы с полной нагрузкой. А 23 кроны/МВт·ч (примерно 3 евро/МВт·ч) добавляют к бонусу для покрытия расходов на балансирование.

Субсидии финансируются через тариф системного оператора в виде дополнительной платы потребителями, и определяется Energinet.dk четыре раза в год. Вот и вся математика.

Источник: «Терминал» №50/51

Поставки энергии в Дании и их демократическое регулирование

(Материалы, подготовленные Гуннаром Олесеном (Gunnar Boye Olesen) и Юдит Солески (Judit Szoleczky), Международная сеть по устойчивой энергетике, для визита представителей 13 российских неправительственных организаций и журналистов в Данию 21-28 сентября 2003 года).

Владимир Сливяк (Экозащита), Илья Попов (Центр Ядерной Экологии и Энергетической Политики МСоЭС)

Поставки энергии в Дании и их демократическое регулирование .

Структура энергообеспечения Дании

Демократическое регулирование датской системы энергообеспечения

Развитие датской энергетической политики

Роль НПО и независимых исследователей

Экологические улучшения и перепроизводство энергии

Новая государственная политика 2001

Датское энергетическое сотрудничество с Россией и Датское агентство по охране природы

Неправительственные организации, кооперативы и энергетические установки

Копенгагенский офис по энергетике и охране окружающей среды (Copenhagen Energy and Environment Office – KMEK)

Датская организация по возобновляемой энергетике (OVE)

Кооперативы, владеющие ветроустановками в Линеттене и Миддельгрундене

Ассоциация домовладельцев в Тострупе, финансирующая проекты по энергоэффективности, солнечной энергетике и экономии воды

Датский центр по возобновляемой энергетике (Folkecenter)

Ветровая турбина мощностью 525 кВт в Ханстхольме, которой владеет Folkecenter

Электростанция на ферме Скиннеруп, работающая на биогазе

Небольшая станция по комбинированной выработке тепла и электроэнергии в Ворупёре

Котельная, работающая на древесных отходах в деревне Вестервиг

ТЭЦ в Студструпе, использующая в качестве дополнительного топлива солому, что позволяет сокращать выбросы диоксида углерода

Экологическая деревня Хьортсой – использование солнечной энергии для обогрева и производство централизованного тепла для обогрева 65 домов с низким потреблением энергии от сжигания древесных отходов

Котельная в деревне Хиннеруп, работающая на древесных отходах и соломе

Меры по энергоэффективности энергораспределительной компании «NRGi» в Орхусе

Датская энергетика

Структура энергообеспечения Дании

Дания, как индустриальная страна, потребляет большое количество тепла, электроэнергии и разных видов топлива. Выбросы углекислого газа достаточно высоки. Дания не имеет атомных станций. Энергетические потребности страны удовлетворяются за счет нефти (43 %), газа (24 %), угля (21 %) и возобновляемые источников энергии (12 %).

Используемая внутри страны нефть добывается в Северном море и расходуется в сферах транспорта (57 %), отопления (15 %), а также промышленностью (10 %). Менее 2 % нефти используется на электростанциях.

Природный газ Дания добывает также в Северном море. 38 % экспортируется в Швецию и Германию, остаток потребляется в Дании. 47 % потребляемого внутри страны газа используется на станциях, производящих тепло и электроэнергию, 25 % потребляет промышленность, около 20 % идет напрямую для отопления зданий.

Весь уголь импортируется, 92 % угля используется для выработки энергии.

Возобновляемые источники включают в себя дерево (44 %), ветер (27 %), солому (23 %) и биогаз (6 %). Также используются солнечные и геотермальные установки, однако они вырабатывают незначительное количество энергии. Также используется и энергия, вырабатываемая за счет сжигания отходов.

Производство электроэнергии покрывается несколькими крупными угольными, а также газовыми станциями, вырабатывающими одновременно тепло и электроэнергию (CHP), которые обеспечивают около 60 % национального потребления и расположены около крупных городов, а также за счет сотен небольших газовых станций. В дополнение к тепловым станциям, Дания получает около 14 % электроэнергии за счет возобновляемых источников, что является крупнейшим показателем в мире.

Дания имеет один из крупнейших в мире показателей по доле центрального отопления. Почти все города имеют центральное отопление, которое дешевле, нежели альтернативные системы, работающие на мазуте или электричестве. Около половины всех домов Дании отапливается системой центрального отопления. Такое отопление осуществляется на 82 % за счет крупных станций, работающих на угле или газе, около 9 % – за счет возобновляемых источников энергии.

Демократическое регулирование датской системы энергообеспечения

Большая часть датской энергосистемы находится под контролем государства или потребителей. Кроме того, присутствует государственная и муниципальная системы развития планирования и регулирования отопительной, газовой и электроэнергетической инфраструктур.

Добыча, переработка и поставки нефти находятся в руках частных компаний, однако государственная нефтегазовая компания (DONG) частично владеет месторождениями, а также полностью владеет нефтепроводом между североморскими месторождениями и датским островом Ютланд.

Добыча газа в Северном море производится частными компаниями, однако его передача контролируется DONG. Распределение газа находится в руках компаний, принадлежащих муниципалитетам. В целом, такие газовые компании работают как коммерческие, однако они никогда не идут против общественных интересов. Правительство планирует передать государственную DONG в частные руки, однако принятие решения об этом ожидается через несколько лет.

Электроэнергетические станции и инфраструктура находятся под контролем компаний, которые владеют линиями передачи электроэнергии, а также от двух крупных компаний «E2» и «Elsam». Обе являются владельцами крупных электроэнергетических станций. Компании, распределяющие электроэнергию, контролируются крупными и мелкими группами потребителей, муниципалитетами, а в некоторых случаях и частными инвесторами.

Компании, занимающиеся распределением электроэнергии, организованы как кооперативы и работают по демократической системе, в которой правление избирается каждые 4 года. Опыт показывает, что подобная система управления эффективна, остается выгодной в экономическом плане и гарантирует честное формирование цен для различных видов потребителей (домовладельцы, фермеры, промышленность и т.д.), однако она не очень эффективна с точки зрения внедрения экологических мер и увеличения доли возобновляемых источников энергии в структуре энергообеспечения. Большинство экологических улучшений, а также развитие возобновляемых источников энергии – это результат давления гражданских групп, а также государства. Развитие малых и средних (мощность до 100 МВт) станций для комбинированной выработке тепла и электроэнергии привело к образованию нескольких независимых производителей (IPP – Independent Power Producers), в качестве которых выступают компании, обеспечивающие отопление, а также некоторые промышленные компании. Ветровыми турбинами в основном владеют фермеры и кооперативы потребителей, некоторыми турбинами в Дании владеют компании «E2» и «Elsam».

Читайте также:  Почему наниматели жилья съезжают с арендованных квартир?

В секторе отопления, крупными системами как правило владеют муниципалитеты, а небольшими – объединения потребителей. Небольшие отопительные системы организованы по образу кооперативов, где потребители выбирают совет правления.

Национальное и муниципальное энергетическое планирование направлено на развитие экономически эффективного энергообеспечения с высоким уровнем безопасности и низким уровнем влияния на окружающую среду. Развитие инфраструктуры отопления, газопроводов, электроэнергетических станций должно соответствовать национальному плану. Основной эффект от такого планирования заключается в том, что потребитель, покупающий квартиру в определенном районе получит либо центральное отопление, либо отопление природным газом. Владельцы домов не могут выбирать между одним и другим уже после того, как дом приобретен. Такое планирование обеспечивает более рациональное использование энергии, однако может привести и к тому, что определенные виды топлива не используются (например, там, где используется газ, не используется биомасса и т.д.).

Развитие датской энергетической политики

Современная энергетическая политика возникла в 1973 году, когда политический кризис на Ближнем Востоке привел к нефтяному голоду в Западной Европе и США. Перед этим Дания была крайне зависима от импортируемой нефти. В 1972 году 92 % датского энергообеспечения зависело от импортируемой нефти. Энергоэффективность оставалась на крайне низком уровне. Нефтяной кризис, в течение которого цены поднялись в 4 раза, а поставки были крайне нестабильны, привел к пониманию того, что датская энергетическая политика уязвима и должна поменяться.

Датская энергетическая политика, измененная в 1973, достигла не только уменьшения зависимости от импорта нефти. Один из ее элементов – замена нефти на уголь – привела к резкому росту выбросов в атмосферу. В 70-х это обусловило окисление озер и «смерть лесов» от повышенной эмиссии SO2 и NOx, а также увеличение выбросов углекислого газа (CO2), влияющего на изменение климата. После этого, политика была снова пересмотрена. Новая энергетическая доктрина концентрировалась как на вопросах экологии, так и на вопросах большего количества рабочих мест, торгового баланса, экспорта, включала в себя разработку новых технологий.

После конференции 1988 в Торонто амбициозный датский министр энергетики Йенс Билграв (Jens Bilgrav)заявил о новой стратегии Дании под названием «Энергия 2000». В соответствие с этой стратегией в период между 1988 и 2005 Дания обязалась снизить на 20 % выбросы углекислого газа в атмосферу. В рамках стратегии было предусмотрено около 80 нововведений, включая налог на выбросы углекислоты. В последующие годы правительство смогло воплотить большинство из этих нововведений. В 1996 году датский министр экологии и энергетики Свенд Аукен (Svend Auken) усовершенствовал стратегию новой целью – 50 % снижение выбросов углекислого газа между 1990 и 2030. Усовершенствованная стратегия получила название «Энергия 21».

распечатать | скачать бесплатно Поставки энергии в Дании и их демократическое регулирование, Гуннар Олесен (Gunnar Boye Olesen), Юдит Солески (Judit Szoleczky), Источник: Международная сеть устойчивой энергетики (INFORSE), статья в формате pdf,
www.inforse.dk

скачать архив.zip(129 кБт)

Как Дания стала пионером в использовании альтернативных источников энергии

Нефтяной кризис сделал Данию пионером в использовании альтернативных источников энергии, и к 2050 году страна намерена полностью перейти на возобновляемые источники энергии.

Согласно опубликованному материалу в “ИнвестГазете”, Дания стала пионером в области внедрения технологий по использованию возобновляемых источников энергии. Рывком тому послужила четвертая арабо-израильская война 1973 года, которая продлилась всего 18 дней. Первый глобальный нефтяной кризис начался на 11-й день этой войны и продлился значительно дольше боевых действий. Поражение потерпел арабский мир, но для союзников Израиля победа стала весьма условной: в качестве политического давления страны-члены ОПЕК втрое повысили цену на сырую нефть и ввели эмбарго на продажу нефти странам Западной Европы.

В начале 70-х годов Дания находилась почти в абсолютной зависимости от поставок топлива. В то время доля нефти в топливном секторе страны составляла 90%, а запасы угля у Дании были ничтожно малы. Правительство стало искать выход из ситуации. Как это часто бывает в других странах, за счет граждан. Первым решением была программа «Выходные без велосипеда», в рамках которой гражданам разрешили заправлять автомобили только в будние дни. Именно в сложный период нефтяного кризиса 70-х датчане массово пересели на велосипеды, начали экономить электроэнергию и тепло. Но такая экономия не решала проблему энергозависимости так, как ее способно было решить, например, строительство атомной электростанции. Но это решение не поддержало общество: Дания уже тогда была демократичной страной, и общественность, с готовностью пересевшая на велосипеды, активно протестовала против строительства атомных станций. Правительство было вынуждено отказаться от энергии атома и обратить внимание на другие природные ресурсы как на возможные источники энергии.

В Дании довольно часто меняется погода, поэтому большую часть года дуют ветра. В ходе поисков путей для решения энергетической проблемы группа молодых ученых предложила смелую идею – использовать ветровые генераторы. Ветряные мельницы для размола зерна были распространены еще до нашей эры в исламском мире, откуда в XIII веке были принесены в Европу крестоносцами. Следуя законам симметрии, когда арабские страны отобрали у Дании нефть, Дания вспомнила об арабских мельницах.

Деньги из воздуха

К 1979 году правительство нашло возможность ввести государственную субсидию, покрывающую 30% затрат на установку ветряков. Была создана Национальная лаборатория по тестированию ветротурбин. В 1986 году субсидии сократились вдвое, затем их отменили вовсе. Таким образом, в 1989 году общими усилиями родился рынок ветрогенераторов. Как потом было подсчитано, запасы энергии ветра в мире более чем в сто раз превышают запасы гидроэнергии всех рек планеты.

За последующие двадцать лет оборот ветроэнергетической промышленности Дании достиг $1 млрд. За это же время существенно увеличилось количество работающих в этой сфере людей – с нескольких сотен до 20 тыс., занятых в ветряной промышленности на сегодняшний день. Так ветроэнергетика стала национальной гордостью Дании.

Более чем 5 тыс. ветроэнергетических установок сейчас обеспечивают 20% потребностей датчан в электроэнергии. Кроме того, в 2001 году Дания первой открыла направление офшорной ветроэнергетики, установив вблизи Копенгагена первую в мире ветростанцию Middlegrunden. Ее мощность составляет 40 МВт, а работа одной турбины за 20 лет эксплуатации позволяет сэкономить примерно 60 тыс. тонн угля или 180 тыс. баррелей нефти. Затем появилось еще две 160 МВт-ные станции Horns Rev и Nysted – эти ВЭС и вывели Данию в мировые лидеры по мощности оффшорной ветроэнергетики.

Научившись делать деньги из воздуха, Дания принялась за мусор как еще один перспективный и, в некотором смысле, чересчур возобновляемый ресурс. Хотя дело не совсем в мусоре – следующим прорывом в становлении энергетической независимости Дании стала модернизация системы централизованного теплоснабжения. И здесь качественная согласованная позиция государственных подразделений сыграла ключевую роль: когда в начале 1980-х правительство страны поставило задачу по новому планированию системы теплоснабжения, пять муниципалитетов, несмотря на разницу в размерах и интересах, объединили свои усилия. В результате датчане получили гибкую систему с простой технологией, которая работает практически на любом виде топлива и может переключаться с одного вида на другой. Мусоросжигательные заводы Дании, интегрированные в систему тепло- и электроснабжения городов, экономят миллионы баррелей нефти и газа: 1 тонна отходов равна примерно 200 литрам дизельного топлива. В одном только Копенгагене около 30% годового теплопотребления покрываются за счет энергии, получаемой от переработки мусора. Для производства остального количества тепла используется геотермальная энергия и такие виды топлива, как древесные гранулы, солома, природный газ, нефть и уголь.

Мода на экономию

На будущее у датчан еще более амбициозные планы. К 2050 году Дания хочет стать страной с нулевым выбросом СО2. И правительство даже уже назначило комиссию, которая представила план окончательного перехода на возобновляемые источники энергии – преимущественно ветер и биотопливо. «Реально предположить, что переход на энергетическую систему, независимую от ископаемого топлива, можно осуществить к 2050 году, – говорится в докладе датской Комиссии по проблемам изменения климата. – Необходимые технологии сегодня уже известны, а нынешняя энергетическая система в любом случае будет заменена к 2050 году».

Среди прочего комиссия озвучила рекомендацию увеличить налог на ископаемое топливо – в качестве убедительного стимула для населения отказаться от его использования. Будет ли весомым аргументом повышение налога в 10 раз к 2030 году, сомневаться не приходится. Пресс-секретарь комиссии Ларс Георг Йенсен заявил в интервью CNN: «Теперь дело правительства и парламента решить, примут ли они наши рекомендации». Ведь сегодня Дания обеспечивает около 80% своих энергетических потребностей за счет ископаемого топлива, восполняя его нехватку за счет использования ветряных электростанций и других источников.

Основное потребление энергии в Дании приходится на рядовых граждан, а не на промышленность. На отопление и кондиционирование квартир европейцев уходит более 40% общего потребления энергии, плюс на автомобили – еще 33%. На промышленность приходится только 26% энергопотребления. Так что вполне логичным, хотя и не очень популярным шагом правительства было решение стимулировать потребление «зеленых» источников энергии, установив налоги на использование традиционных.

Самое удивительное, что против таких налогов население не протестует. Благодаря этому за несколько десятилетий, прошедших со времен нефтяного кризиса, стремление к энергоэффективности и экологичности стало у датчан своеобразной национальной идеей. Одним из самых популярных видов экономии энергии сегодня является технология эффективной теплоизоляции. Ее называют «шестым видом топлива», который возобновляем, чист и сравнительно недорог, и который, опять же, создает новые рабочие места. Спрос на теплосберегающие материалы увеличивается, поскольку теперь с удовольствием экономят энергию не только в Дании, но и в других странах мира. Это приносит выгоды для датской экономики, поскольку в этой сфере, как и в ветроэнергетике, датские компании также занимают позиции лидеров. Именно датская компания Rockwool является мировым лидером в производстве минеральной ваты – одного из самых эффективных и надежных средств энергосбережения.

Зеленая культура

Мода на возобновляемые источники энергии изменила даже культуру Дании. Лучше всего это видно на примере экопоселения под названием Южный Стенлесе. Этот населенный пункт официально признан самым экономным в стране. Подсчитано, что 750 домов этой деревни, выкрашенных в серый цвет, сократили 3 тыс. тонн выбросов углекислого газа и 18 млн. кВт/ч электроэнергии. На крыше почти каждого дома в этом поселке установлены солнечные батареи – для добычи «зеленой» солнечной энергии. Каждый домик потребляет не более 34 кВт/ч на квадратный метр ежегодно, в то время как любой другой коттедж в Дании – обычно в три раза больше.

Тяга к «зеленому» образу жизни делает повседневную жизнь экопоселенцев похожей на утопическую зарисовку: жители умываются по утрам росой, а стирают вещи в дождевой воде. Так они экономят еще и водные ресурсы страны. Даже стирального порошка при таком ведении хозяйства нужно совсем немного, не без гордости утверждают местные жители, поскольку дождевая вода хорошо пенится. Остатки чистой дождевой воды идут на полив садов и огородов, где растут экологически чистые овощи и фрукты, которые, конечно, тоже очень полезны.

Правильные развлечения

Второй старейший в мире парк развлечений Тиволи уже почти 60 лет каждый сезон привлекает миллионы туристов и местных жителей. Менеджмент Тиволи активно сотрудничает с энергетическими компаниями, сокращая потребление энергии всех своих аттракционов. Первые результаты таких усилий по экономии уже ощутимы: к примеру, светодиодные лампы, установленные на здании китайской пагоды, висячих садах и на площади перед Театром пантомимы, заменили лампы накаливания. Только на этом небольшом изменении Тиволи экономит 60 тыс. кВт в год. Другие способы экономии энергии будут скоро определены, в настоящее время здесь работают над тем, чтобы заменить все 12 тыс. ламп. Кроме того, в пригороде Копенгагена у Тиволи есть свои ветротурбины; здесь активно сокращают использование химических удобрений, аккуратно начинают использовать биотопливо и регулярно организовывают образовательные мероприятия по проблемам климата и энергетики для школьников и студентов. Но больше всего парк развлечений гордится системой повторного использования пластиковых чашек и стаканов, когда депозит, заложенный в стоимость напитка, посетитель может забрать с помощью специального автомата, в который возвращает стакан. Дальше чашки и стаканы технологически грамотно моются и снова готовы к дальнейшему использованию – таким образом Тиволи экономит на производстве миллиона чашек.

Ссылка на основную публикацию