О ветеранах ВОВ снова забыли

“Не дай бог вам такой судьбы”: Воспоминания ветерана о войне

В воспоминаниях наших ветеранов ВОВ всегда много боли. Не каждый ее услышит. Не каждый поймет. Вот и в словах Алексея Сергеевича Агафонова она есть. Мне, лично кажется, интервью с ветераном пусть и оставленное на бумаге газеты “АиФ” в далеком 2017-м, получилось очень трогательным.Есть текст, есть видео. Кому как удобней.

Алексей Сергеевич – один из немногих оставшихся ветеранов, кто прошёл войну с первого до последнего дня. Ему на момент интервью (2017 г.) было 95 лет. О о боях он всё помнит в деталях. Как сражались до победного, как погибали товарищи, как ждали дома родные…

Алексей Сергеевич, вам было девятнадцать, когда началась война. Каким был этот день?

Тогда я уже несколько месяцев служил в армии. 22 июня 1941 года наша часть находилась в лагере, в бобруйских лесах Белоруссии. День был солнечным, мы играли в волейбол, как вдруг в 12 часов по радио выступил Молотов и сообщил о нападении Германии на Советский Союз. По его тону было понятно, что он очень встревожен. Тотчас же нам приказали разобрать палатки и копать окопы. К вечеру мы уже увидели в небе немецкие самолёты. Объявление о войне не стало для нас неожиданным. На политзанятиях говорили о том, что это неизбежно. Однако мы были уверены, что не пройдёт и года, как вернёмся с победой.

Служил я в артиллерии разведчиком-топографистом. С помощью специальных звуковых приборов мне нужно было засечь координаты противника. Ответственность огромная: малейшая ошибка грозила нашему полку неминуемой гибелью. Первые месяцы войны были крайне тяжёлыми, техники не хватало. С осени 41-го до весны 42-го воевал под Москвой. Зимой 1943 года полк перекинули под Ленинград. Перед нами поставили сложнейшую задачу – отбить часть суши вдоль Ладожского озера, чтобы подобраться к блокадному городу. Бой дался с большими потерями: сражались в суровые морозы, немец не сдавался, много наших ребят тогда сложили головы. И всё же за десять дней мы сумели отвоевать 30 километров берега.

Одним из главных боёв в моей жизни стала Курская битва. Готовиться к схватке начали заранее. Я почти не спал, все ночи проводил в разведке, собирал сведения, рассчитывал огневые позиции. Бой длился 50 дней. Именно под Курском, разгромив врага, мы получили второе дыхание. Потом было форсирование Днепра, освобождение Киева, Житомира, Львова, Польши, Берлина. Всю войну я вёл карту, на которой отмечал свой боевой путь. Она до сих пор у меня сохранилась.

Что было самым страшным?

Терять друзей. На моих глазах гибли многие: в боях, при обстрелах, при форсировании Днепра. Это навсегда врезается в память. Однажды мы отправились с товарищем на задание и наткнулись на мину. Его разбросало по земле, а мне только ногу задело. Остановиться, чтобы попрощаться с ним, было нельзя. На сердце будто камень висел, но шёл дальше – выполнять задачу. Ещё одно страшное воспоминание – налёт авиации. В Польше нас обнаружил немец и с воздуха начал скидывать бомбы. Жуткое ощущение – лежишь на земле и смотришь, как летят снаряды. Кажется, каждая бомба – твоя, а поделать ничего не можешь. Меня судьба на войне уберегла, но навсегда остались шрамы на сердце от горьких воспоминаний. Знаете строки: «Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне»? Так и есть. Мы все боялись смерти, но шли в бой. За Родину, за наших жён и матерей.

Как вы встретили 9 Мая 1945 года?

Я ещё воевал. Мы с бригадой освобождали Прагу, для нас война закончилась 11 мая. Никогда больше не видел такого ликования, как в тот день в Чехии. Все кругом обнимались, целовались. Помню, как ехали с товарищами на машине, и к нам неожиданно запрыгнула местная девушка. Хотела показать, как выглядит свободная Прага. На улицах бушевал праздник.

Что вас поддерживало в тяжелейших испытаниях?

Каждый солдат был чьим-то сыном, братом, любимым, отцом. Нас согревали весточки от родных. Казалось, они даже пахнут домом. Меня остались ждать мать, сёстры и подруга Валя. С мамой я переписывался нечасто. Знаете, по молодости не так ценишь родителей! Черкнёшь пару строк, отправишь денежку, что нам выдавали на фронте, да и всё. А вот с Валей всё время отправляли друг другу открытки. Познакомились мы с ней за два года до войны. Меня тогда взяли учителем математики в неполную среднюю школу в Узловом районе Тульской области. Валя там преподавала немецкий язык. Жених из меня был незавидный. Одни портки да пиджачок весь год носил, денег в семье на новую одёжку не было. В школе мне платили 45 рублей, из них тридцать высчитывали за обеды, ещё десять рублей отдавал матери. Нас у неё было шестеро, отец рано умер. И всё же Вале я приглянулся. Мы начали общаться как коллеги.

Война нас сплотила. Я написал ей первым, она ответила. Завязалась переписка. Мы долго общались на «вы» и только в конце войны перешли на «ты». Это были письма, полные доброты, заботы и тепла. Валя меня очень поддерживала. Чем ближе становилась победа, тем больше я понимал, что эта девушка дана мне неспроста. Однако одно письмо чуть нас не поссорило. После окончания боёв я не сразу вернулся домой, остался ещё служить. Валя мне написала: «Алёша, поздравляю с победой». Слова начеркала карандашом на тетрадном листе. А я возьми да и напиши ручкой поверх её букв, что очень рад, от души благодарю и крепко целую. Валю это обидело. В ответ она прислала: «Сегодня получила твою резолюцию на поздравительной телеграмме. У тебя что, не было бумаги? Не поверю. Не верю и в искренность твоей благодарности… Отсутствие обратного адреса на твоём конверте, видимо, тоже имеет значение? Может, напишешь, что это за водевиль? Извини за сухость тона, твой непокорный друг Валя».

Отпуск мне дали только 13 августа 1945 года. Сразу поехал домой, чтобы навестить родных и увидеться с Валей. Помню, подошёл к её дому, и меня такой мандраж охватил, что не решался постучать в дверь. Сел на лавочку напротив окон. Думаю: вдруг сама увидит? Нет, тишина. Снова пошёл к крыльцу. Постучал, и Валя сразу открыла. Мы крепко обнялись, но не целовались. Как-то не положено было. С того дня мы вместе прожили 59 лет.

Не обделены ли сегодня ветераны вниманием?

По сравнению с тем, что было двадцать лет назад, отношение к нам изменилось. У ветеранов хорошие пенсии, каждый год в День Победы получаем много писем и открыток с приятными словами. В марте мне исполнилось 95 лет. Столько поздравлений пришло! Глава Твери Александр Корзин лично встретился со мной. Такой большой букет роз подарил! Цветы простояли долго, аромат на всю комнату был. Конечно, есть моменты, которые огорчают. Например, льготных лекарств не всегда хватает. Но я не привык жаловаться. Тем более, радует, что 9 Мая всегда отмечается как главный праздник страны.

Как считаете, способны ли нынешние молодые люди на такие подвиги, как вы в своё время?

Сегодня часто ругают молодёжь. Но я не верю в потерянное поколение. До сих пор хожу в школу, веду уроки мужества. Некоторым ребятам это не очень интересно, а другие внимательно слушают. Но так было всегда. Думаю, если понадобится, большинство всё равно пойдут защищать страну. Вот только не дай бог вам, детки, такой судьбы! Пусть мы, ветераны, останемся единственными участниками и свидетелями столь тяжёлых событий, а вы лишь читайте о них. Война – это страшно. Цените и берегите мирное время!

Память о ветеранах ВОВ должна жить вечно!

9 мая Главный Праздник страны!

Мы, потомки Героев, которые остановили коричневую чуму и освободили Человечество от фашизма, помним наших предков и гордимся ими.

Многие из нас пройдут с портретами своих ветеранов в составе Бессмертного полка. Мы помним о них и гордимся ими!

Во многих семьях будут вспоминать родственников-участников Великой Отечественной Войны и труженников тыла, не зря поётся в песне, что «нет в России семьи такой, где не паметен был свой Герой».

Предлагаю и РБшникам вспомнить своих ветеранов и, по возможности, поделиться воспоминаниями о них со всеми.

Память о героях-фронтовиках должна жить вечно! Пока мы помним прошлое, у нас есть будущее (с).

Объединяюще как и.
И МЫ ВСЕ похожи как.
И нечего бодаться. По пустякам.
БолельщицкИм и сиюминутным!

С праздником всех. Пусть и прошедшим. Здоровья всем и ЗДРАВОЙ памяти по предкам всем. За песни спасибо особо. От себя: rusbiathlon.ru

Мои оба деда погибли на войне. Мамин папа пропал без вести. До сих пор не чего о нем не знаем.

Плакала сегодня, когда возлагали венок неизвестному солдату. Среди них и мой дедушка.

Мой дед по материнской линии Кораблёв Василий Петрович числился пропавшим без вести 77 лет. Но, сегодня, в день Великой Победы мы узнали где он похоронен.

В братской могиле в Новой Деревне,Парфинский район, Новгородская область.

Вечная слава героям!

Светлая всем память! Эту войну НЕЛЬЗЯ забыть!

Спасибо Владу за блог.
Спасибо нашим отцам и дедам!

Мира нам всем!
rusbiathlon.ru

Влад, спасибо большое за блог.
С большой гордостью поделюсь воспоминаниями своих родителей о ВОВ. Когда началась война моим родителям было по 1 году. Мой дед Иван (отец мамы) был председателем колхоза в Великолукской области, призван в действующую армию в 1942 году, погиб рядовым под Новосокольниками в 1943 году.
Родители моего папы Дмитрий и Ольга в начале войны жили в Ленинграде (в Лигово, дед работал инженером на заводе «Красный треугольник» и имел бронь). Перед блокадой в Лигово вошли немцы и всех жителей отправили поездом в Германию. Но под Великими Луками партизаны взорвали ж/д путь и, в итоге, бабушка и дедушка были немцами отведены в ближайшую деревню. Через какое-то время они попали в партизанский отряд. Бабушка была связной в партизанском отряде, носила шифровки под косой. Немцы ее вычислили и приказали расстрелять. Когда повели за деревню на расстрел — на руках она держала моего отца. Конвоировали немец и поляк. Что чуть позже случилось — бабушка так и не узнала, т. к. услышала выстрел, обернулась и увидела убитым поляком немца. Поляк ей на ломаном русском языке крикнул:«Беги!». Бабушка с необутыми ногами, через поля, с моим папой на руках побежала в лес к партизанам. Чуть позже деда зачислили в санитарный батальон Прибалтийского фронта. Погиб он в 1944 под г. Рига. Бабушка в партизанском отряде родила дочку и больше не воевала. Умерла в 1993 году.
У меня хранится последнее письмо-треугольник с фронта от деда бабушке. Сколько раз перечитываю (много слов стерлось) — всегда плачу.
На сайтах-поисковиках участников ВОВ я нашла информацию об обоих дедушках (где призывались, когда погибли и от каких ранений, место гибели).
Завтра я, как и в предыдущие годы, обязательно пойду с портретами моих дедов и бабушки в строю Бессмертного полка.

Читайте также:  Экзамен по ЖКХ

Поздравляю всех с Днем Победы! Никто не забыт и ничто не забыто!

Давно утихли вспышки тех боев,
Но в памяти они живут поныне.
С 9 мая! Не хватает слов
И снова гордость, как волна, нахлынет.
Желаю этих чувств не растерять
И помнить о бойцах когда-то павших,
Любовь, семью и счастье защищать,
Идя по жизни лишь победным маршем!

Влад, спасибо за блог!
Мой отец тоже воевал. Он 1915 года рождения. Ушел на фронт в 26 лет. Участвовал в форсировании Днепра. Освобождал Прагу. Был дважды контужен, ранен. Остался глухим на одно ухо и всю жизнь жил в осколком в голове. Прожил 83 года. Ушел из жизни в 1999 году.
Награжден орденом Красной звезды, Орденом Великой Отечественной войны 2 степени и многими медалями.
Мама была моложе отца на 10 лет. Она из Рязанской области. Когда начали немцы бомбить в октябре (и до декабря 1941 года) Рязань, мама работала тогда совсем молодой учительницей и там стояли эшелоны с нашими военными. Ей тогда было 16 лет. И они помогали военным продуктами, носили им еду. Когда началась бомбежка ужасная, мама как раз была там в это время. Военные и гражданские рыли окопы и во время бомбежки какой-то военный сбросил мою маму в окоп и тем самым спас ее от гибели. Когда бобмежка закончилась, мама поняла, что на ней кто-то лежит. Когда сбросила с себя этого человека, он оказался мертвым. Это и был тот военный, который спас ей жизнь ценой своей.
В каждой семье есть такие истории.
Родной брат моей мамы тоже воевал. Пришел с войны только в 1948 году. Освобождал Украину от бандеровцев.
А когда мы переехали в новую квартиру, то соседями оказались участники войны. Их было трое: Виктор Васильевич, Сергей Николаевич и Дмитрий Георгиевич. Когда они все вместе собрались на 9 мая, то выяснилось, что воевали рядом и даже пересекались. Потом они каждый год ходили на парад, выпивали свои 100 фронтовых грамм и сажали деревья во дворе. Сейчас эти деревья уже очень большие. Память о них они хранят. Их уже никого нет, а мы о них помним.
Я преклоняюсь и сейчас перед нашими военными, которые защищали и защищают нашу Родину. Спасибо им огромное. Здоровья им, счастья и благополучия.
Пусть никогда нашим семьям, детям, родителям, братьям, сестрам, друзьям и близким людям не придется пережить то, что пережили наши защитники Отечества и все, кто столкнулся с этими горестями.

Низкий им поклон! rusbiathlon.ru

Каждая семья помнит своих героев. И будет помнить всегда во всех поколениях.
Всех поздравляю с Днем Великой Победы!

Влад!
Спасибо!
У меня воевали все бабушки и дедушки.
Баба Таня (по отцу) приехала с фронта, родила и тут де уехала обратно.

Мой отец, впервые увидел родителей в 45, а родился в январе 42!
Вместо молока матери — завернуты в марле черный хлеб.
Его отец, мой дед, прошел всю войну, Победу встретил в Вене, офицер.
Военврач, на передовой, так как войска НКВД ( не верьте тем, кто говорит, что они стояли в тылу).
Прошел весь Сталинград. При всех орденах, самая ценная для него медаль-« За отвагу» и за « Боевые заслуги».

Дед по маме ушел на фронт в 43 года.
Старший сержант.

О войне, они не любили говорить, но все время повторяли« запомни, с немцами не. ».
Насмотрелись.

Со своим дедом (по матери) Чемезовым А. А. хожу в составе Бессмертного полка уже 5 лет.
Дед прошёл Гражданскую в составе 5 армии Блюхера в кавалерийском полку «Красных орлов». Под Перекопом получил штыковое ранение в живот, затем тиф, но. выжил и вернулся домой. Возглавил отряд ЧОН Каменского района.
ВОВ встретил в должности начальника НКВД г. Каменск-Уральский. Писал рапорта об отправке на фронт и только в 1942 году был призван в действующую армию. Возглавил развед. группу и был заброшен за линию фронта. Организовал диверсионный отряд и сражался в тылу у немцев.
Война для деда закончилась в 1949 году в Западной Украине. После тяжелого ранения в грудь был комиссован по ранению, в дальнейшем работал на гос. должностях.
За время войны был 3 раза ранен. Награждён Орденом Боевого Красного Знамени и Отечественной войны 2 ст., медалью «За Боевые заслуги».

Второй дед (Сергей) в 1938 году был осуждён, начал войну в составе штрафной роты в 1943 году, искупил вину кровью и к 1945 году стал офицером — ст. лейтенантом, орденоносцем. Подробности о нём не знаю, т. к. он ушёл из семьи ещё до войны и отец о нём не рассказывал подробно.

Почему забыли ветеранов? Поколение победителей проигрывает чиновникам

Живите на кухне

Если вспомнить официальные заявления властей Челябинской области, большую часть бюджета составляют социальные расходы. Тем не менее год от года законодатели планомерно урезают не только набор льгот, но и круг лиц, которым они полагаются.

Показательный пример в части обеспечения жильём ветеранов ВОВ. Здесь главное – попасть в число нуждающихся. Федеральный центр передал полномочия по обеспечению жильём ветеранов в руки местных органов самоуправления, они же должны определить учётную норму площади жилого помещения, исходя из которой человек признаётся нуждающимся.

Челябинская дума (решение от 25 октября 2005 г. № 7/9) решила, что местным ветеранам ВОВ хватит 10 кв. м, причём общей площади.

«Как они «красиво» заявили, что обеспечат всех ветеранов жильём и тихо прикрылись учётными нормами, – негодует челябинка, дочь ветерана ВОВ Марина П. – Возьмите трущобу площадью 30-35 кв. м, где прописаны трое, включая ветерана. На каждого больше 10 квадратов приходится! Значит, нет нуждающихся? А что эти квадраты, в том числе кухня, туалет и коридор, никого не волнует».

Хочется отметить, что в ФЗ-5 «О ветеранах» средства на обеспечение жильём выделяет федеральный бюджет из расчёта общей площади жилья 36 кв. м (ст. 23.2, п. 3) на человека. Чем не установленная норма? По данным Челябинского отделения Пенсионного фонда России, на территории Челябинской области проживают порядка 35 тыс. ветеранов ВОВ, к которым относятся участники и инвалиды ВОВ, блокадники, труженики тыла. По данным регионального министерства социальных отношений, на 2015 год в реестре ветеранов, признанных нуждающимися в улучшении жилищных условий, состоит всего 242 человека. Становится понятно, почему их так мало.

Обиды ветеранов

На самом деле многие южноуральцы, кто пережил страшные годы войны и сражался за Родину, носят в сердце тихую обиду. Обращаясь за помощью к депутатам и чиновникам с насущными проблемами, они часто получают отказ.

Три года совет дома и совет ветеранов Калининского района Челябинска пытались выбить помещения в своём доме для досуговых комнат.

«На мероприятия, куда приглашают ветеранов, многие из них уже не в состоянии пойти, – рассказывает председатель дома, ветеран труда Тамара КАРПОВА. – Поэтому мы решили устроить помещения, где они хотя бы общались. Так в нашем доме вместо захламлённых колясочных появились две досуговые комнаты. Далее их необходимо было обустроить. Один депутат кормил нас обещаниями полгода, пока мы не решили искать спонсоров самостоятельно, ими оказались как жители дома, так и предприниматели. На майские праздники у нас собиралось около 20 ветеранов, мы накрывали стол, ставили фронтовые 50 граммов, общались, играли в шахматы и нарды. Почему не делать добрые дела весь год, а не только показательные выступления на 9 Мая?».

Тамара Александровна активно помогает ветеранам, но всё чаще сталкивается с безразличием. Не так давно она хотела устроить 90-летнюю труженицу тыла Александру Прокопьевну Картополову в госпиталь для ветеранов ВОВ. Однако женщинам отказали. В полупустом госпитале не нашлось места, так как основания для госпитализации оказались не те. Сегодня пожилая женщина передвигается на ходунках по своей комнате, где проживает одна. Ухаживать за ней некому – сын погиб, внук находится в местах не столь отдалённых. Сейчас Александре Прокопьевне очень нужна помощь социального работника, но женщина в 2009 году отказалась от этой услуги сама, поверив обещаниям внука позаботиться о ней.

«Говорят, сейчас соцпомощь платная, а мне нужно за продуктами ходить и лекарствами, – делится тыловичка, – наверно, дорого получится? Но проблема даже не в этом. Ко мне приезжали из соцзащиты и сказали собрать справки для восстановления на учёт, но я же на ходунках. Как в ЖЭК идти, в пенсионный? Не знаю, что делать».

Войти в положение ветерана никто из социальной службы не захотел. К слову, на днях региональные власти заявили, что планируют внести поправки в закон и социальное обслуживание на дому для участников и инвалидов ВОВ сделать бесплатным. Конечно, не обошлось без условий – если среднедушевой доход получателя на дату обращения ниже или равен полуторной величине прожиточного минимума, установленного в Челябинской области.

Читайте также:  Аварийная бригада «Rammstein»

Забытый полк

В I квартале 2015 года Челябинскстат определил величину прожиточного минимума – 9 435 рублей, для пенсионеров – 7 780 рублей. Это значит, бесплатное соцоблуживание «грозит» тем, чьи доходы не превышают 11 670 рублей. Из чуть более 3 000 участников и инвалидов ВОВ, проживающих в области, думается, таких найдётся немного.

Интересно, что свою помощь чиновники и правительство предлагают лишь в том случае, если знают, что получателей таких благ осталось очень немного. Указ Медведева от 7 мая 2008 года о начале обеспечения ветеранов жильём положил начало программе лишь спустя 63 года после окончания Великой Отечественной войны. Когда ветеранам было минимум 80 лет.

Сейчас власти с опаской обходят тему о присвоении статуса «дети войны», законопроекты о создании новой льготной категории теряются в депутатских коридорах.

«А всё потому, что нас ещё слишком много, – уверена член Челябинской региональной общественной организации «Память сердца» Лариса ИВАНОВА. – Наши отцы погибли на фронте, матери, оставшись одни, работали с утра до ночи, пока дети были предоставлены сами себе. Нет, мы не были брошенными, как это принято сейчас, за младшими приглядывали старшие, всему нас учили. Годы войны остались в моей памяти временем разоренья и голода. Мы ели хлеб с полынью, ходили полураздетые. В школе, если хорошо учишься, поощряли: то отрез на форму дадут, то туфли или ботинки. Вот такие были подарки. Идеология тех времён была простая: ваши отцы погибли, вы должны на них равняться, работать за них, должны быть примером. Так мы и росли, такими и стали. Несовершеннолетними шли работать, и какое поколение удалось воспитать – ударники труда, высококлассные специалисты».

Для детей войны льготы, которые не слишком меняют материальную ситуацию в целом, вторичны. Они по аналогии с Бессмертным называют себя Забытый полк. Ведь совсем скоро они останутся последними, кто знал истинную цену войны.

«Смерть — не самое страшное»: о чём вспоминают ветераны войны, глядя на свои награды

Михаил Яковлевич Булошников, 95 лет

— Я родился в Москве, в 21 год ушёл на фронт. 900 дней в блокадном Ленинграде. Прошло всего два с половиной месяца после начала войны, а фашистские войска вступили на территорию Ленинградской области. Немцы не столько наступали, сколько просто сжали мёртвой хваткой Ленинград, брали его измором. Фашистские руководители считали, что город падёт к их ногам перезревшим плодом: запасов в Ленинграде на три года блокады не было предусмотрено, ничего не хватало. Перед войной в городе жило около 4 млн горожан, многие эвакуировались, но многие не успели.

Наша задача была — прорывать блокаду. Наиболее уязвимым местом, где стоило это делать, был так называемый Невский плацдарм, или Невский пятачок. Это короткий отрезок земли на вражеской стороне, левый берег Невы. Мы делали переправу на этот берег. Только как подобраться к кромке воды? Пройти нужно было всего 17 км, но по торфяному грунту. Настоящее болото. Стоило воткнуть сапёрную лопатку, чтобы сделать окоп, как на этом месте появлялась вода. Тяжёлая техника не могла тут двигаться. А переправлять надо было на железных лодках — понтонах. Весят они по полторы тонны. Их грузили на машины и кое-как ехали по бездорожью к самому урезу воды, пытаясь соблюдать маскировочную тишину, хотя на самом деле, когда машина двигалась, — это было как бой в набат.

Делали мы это только ночью. В светлое время по понтонам били прицельно. Но и ночью это была просто страшная картина. На той стороне немцы запускали осветительные ракеты. Они падали медленно, такой мертвящий свет. Вода кипела от осколков мин и снарядов. Туда отвозили людей, обратно — ни раненых, ни убитых не отдавали. Вот что такое переправа.

Самая дорогая мне награда — это медаль «За боевые заслуги». Я получил её в начале 1942 года — моя первая медаль, дали с формулировкой «за мужество, проявленное при защите государственных границ». Об этом писали во фронтовой газете, я на радостях послал вырезку родителям. Позже был награждён медалью «За оборону Ленинграда».

Орден Красной Звезды я получал перед строем в том же 1942 году. Иногда его давали за выполнение очень трудного задания, иногда — за проявленную стойкость находящихся под обстрелом. Дело в том, что большая часть наград — это так называемые юбилейные медали. Сорокалетие, пятидесятилетие. их штамповали всем участникам войны. Недавно мне прислали такие — «За прорыв блокады Ленинграда» и «За снятие блокады».

Отдельно вручали за каждую взятую столицу. После Ленинграда мы зашли в Таллин, а оттуда через Белоруссию и Украину — на территорию Румынии. Затем была Венгрия, Будапешт. Нас боялись, думали, что русские солдаты грабят и убивают.

Когда мы зашли в Пешт, что по восточную сторону реки Дунай, мы жили в домах у гражданских. Там была женщина, она плакала. Свою 16-летнюю дочь Шарлотту она отправила к дяде в Буду, на другой берег. Ведь знала, что русские зайдут сначала в Пешт. «Теперь я слышу: в Буде голод, режут павших коней», — говорила она.

Мосты были взорваны, нам предстояло форсировать Дунай, и я предложил найти эту девочку и вернуть матери. И я нашёл. У этого мужчины на сохранении было ещё шестеро детей, кормить их было уже нечем. Девчонка выходит худая, зелёная вся, с рюкзаком за плечами и очень боязливая. Солдаты смеялись надо мной, говорили, что везу скелет. Всю дорогу она молилась, говорила: «Боже мой, Боже мой». Они кричали от радости, когда встретились. А мне надо было уехать, я посигналил — и всё.

Честно говоря, награды меня мало интересовали. Мне нравилось служить, я был молод и немножко авантюрного плана человек. Мне нравился риск. С удовольствием ходил в разведку, если посылали. Нас всех куда больше воодушевляло то, что мы находимся на самом острие этой борьбы.

Валентин Сергеевич Бармин, 90 лет

— Я был самым младшим в своей роте. 18 лет мне исполнилось 14 января 1945 года — ровно в тот день, когда все войска Белорусского фронта пошли в наступление. Помню, как взвыли «катюши». Мы тогда все жили в землянках: выкапывали большую яму, клали дерево, потом засыпали землёй. Часто там внизу была вода, прямо под твоими нарами. Но это ещё ничего.

Мой капитан взял надо мной шефство, вёл себя по-отечески. Он говорил мне: «Валька, война — это очень тяжёлая штука. На войне убивают, мы все обречены. Или калечат, или попадают в плен. Но лучше умереть, чем попасть в плен. И ты должен знать, что, если ты боишься смерти и побежишь от неё, — она тебя настигнет. Поэтому смерти надо смотреть в глаза, и, может быть, она от тебя отвернётся».

Я эту формулу хорошо запомнил, и она меня спасла. Мы зашли в Восточную Пруссию, там в основном только города и бюргерские имения, крупных сельских пунктов нет. Гражданское население из Восточной Пруссии было всё эвакуировано в Центральную Германию. А эти имения были уже заранее приготовлены к обороне. Они из камня или кирпича, а в цоколе — амбразура, и сидят немецкие солдаты. Там мы наткнулись на мощную оборону, слишком много было раненых и убитых. Извозчика далеко отбросило, оторвало часть ступни. Был ранен командир. И я метался между ними, делал перевязки, выпал из реальности на время. А когда очнулся — смотрю, никого нет, все ушли вперёд и вправо. А на меня движется немецкая цепь из 12—15 человек. Между нами 50 метров. Я думал, что точно умру. Но должен унести с собой кого-то. Это тоже важно — не зря погибнуть.

Там был камень, я спрятался за ним. Маленьким всегда был. В автомате 32 патрона, за спиной две гранаты. Я всегда отлично стрелял, после окончания школы в военном лагере выбивал из мелкокалиберной винтовки 29 из 30. И я решил стрелять одиночными выстрелами, перезарядить бы всё равно не успел. Они начали падать, всё затихло. А затем я услышал шелест кустов. Ещё двое там были, пробирались ко мне. Тут я дал очередь и потерял сознание. Меня нашли наши бойцы, пытались поговорить. А меня трясет всего, я не верю, что живой, сказать ничего не могу. В ногу попали, полный сапог крови, но я и этого не чувствую. «Геройский парень», — сказали. За это мне потом была награда — Орден Великой Отечественной войны первой степени. Его давали только тем, кто был контужен или ранен в бою.

Но тогда я о другом думал. Тогда я думал, что не смерть самое страшное, а то, что меня не найдут, что вдруг подумают, что я специально отстал, что я дезертир. Убить могут каждого, но солдат-трус или дезертир — это могло стать приговором для родственников. У меня мама была и две сестрёнки. Отец тоже воевал и погиб под Ленинградом, когда прорывал блокаду. Похоронка пришла в январе 1942 года.

Мы брали Кёнигсберг, я был там всего день. Помню ров, заполненный водой, укрепления, башни и очень разрушенный город. Это было за месяц до окончания войны. А затем была встреча с американцами на Эльбе. Мы все в драных сапогах, немытые, руководство решило нас не показывать. Только очень хорошо накормило тушёнкой. Для нас это был деликатес, её американцы по ленд-лизу отправляли. Как потом оказалось, сами они её не ели. Вместо нас туда пошли только что присланные, чистенькие, при параде. Завидно было, но что поделаешь.

После Эльбы из Берлина мы возвращались домой пешком. Мы шли 2340 км обратного пути, всё лето 1945 года. У немцев деревья высажены к дорогам очень близко, когда идешь — как в зелёном тоннеле. А было лето, всё цвело. И мы шли сквозь этот тоннель победителями. Некоторым уже не к кому было возвращаться, и, произнося торжественную речь, после слов: «Товарищи, война окончена, мы победили», они начинали плакать. А я продолжал вырывать окопчик, в нём спал и каждое утро всё это лето просыпался в растерянности, с мыслью: «Где я? Может быть, в плену?»

Читайте также:  Передача коллекторам должников ЖКХ

Материал подготовлен специально для Russia Beyond The Headlines — проекта, который рассказывает иностранцам о России. Оригинал текста опубликован здесь.

Об уфимском ветеране войны все забыли?

«Никто не забыт, ничто не забыто!» – эту фразу из стихотворения Ольги Берггольц вспоминают всегда, когда речь идет о Великой Отечественной войне, о ветеранах войны и тружениках тыла. Но действительно ли никто не забыт? Этот вопрос в блоге Президента Башкортостана Рустэма Хамитова задал уфимец Игорь Степанов-Зорин. Он рассказал о ветеране войны, которого уже много лет никто не поздравляет с Днем Победы.

«У меня есть знакомый ветеран, участник Курской битвы Николай Никитович Борсуков, 1924 года рождения, – пишет блогер. – Воевал он в одних и тех же местах с моим отцом. Потом Николая Никитовича ранило в позвоночник, и их фронтовые пути разошлись. Николай Никитович брал Перекоп, Крым, а отец ушел в другие бои. Сейчас Николай Никитович живет в Советском районе Уфы на улице 9 января в деревянном доме. Старого фронтовика уже десять лет администрация района не поздравляет с 9 мая и с 23 февраля. Хотелось бы внимания государства. Старик всю жизнь работал в селе Боголюбовка Чишминского района республики. И только лет 15 назад переехал в Уфу, где его не заметили. Нельзя ли найти деньги на открытку, на подписку какой-нибудь газеты? Переживает он очень. Забор у него высокий, на защелке, слышит он плохо. Но к почтовому ящику ходит. Еще надеется. Хотя уже все меньше…»

Естественно, это обращение никого не может оставить равнодушным. Жалко ветерана, о котором все позабыли… Вот и решила «Общественная электронная газета» разобраться, что к чему. Узнать, как получилось, что об участнике войны никто не заботится и даже поздравительные открытки с Днем Победы и Днем защитника Отечества не присылает. Ветеранов и так осталось мало, а тут такое…

Первым делом мы обратились в Совет ветеранов Советского района Уфы. И там нам объяснили, что деньги на открытки для ветеранов из бюджета не выделяются:

– Денег на открытки у Совета ветеранов нет, – сообщила ответственный секретарь Совета ветеранов Валентина Рюмина. – Каждая открытка сейчас стоит 19-20 рублей, плюс еще нужны деньги на конверты. А средств на это нам не выделяют… И так бывает, что председатель на свои деньги покупает открытки… Но мы записали адрес Николая Никитовича. Обратимся с этим вопросом в ЖЭУ по его месту жительства. Сейчас при каждом ЖЭУ есть председатель Совета ветеранов. Может, у него найдутся деньги на открытку. И если нам в связи с выборами выделят деньги, мы обязательно поздравим Николая Никитовича. Мы о ветеранах не забываем!

Также в администрации Советского района нам объяснили, что делами ветеранов занимается Центр социального обслуживания населения, куда мы и обратились.

– О Николае Никитовиче Борсукове нам хорошо известно, – сообщила директор центра Роза Мурзаханова. – Мы всегда его поздравляем со всеми праздниками. Известен нам и Игорь Степанов-Зорин, который и написал в блог Президента о «забытом» ветеране. Он очень требовательный человек. Когда был жив его отец, тоже ветеран войны, Игорь Степанов всегда требовал от нас повышенного внимания к нему. Мы и ремонт в их квартире постоянно делали, и помогали во всем, его отец, как инвалид войны, регулярно проходил лечение. Когда ветеран умер, Игорь Степанов пропал из нашего поля зрения. И вот опять появился, теперь он защищает интересы других ветеранов. Но претензий у самого Николая Никитовича Борсукова к нам нет. Буквально на прошлой неделе к нему ходили сотрудники нашего центра. Убедились в том, что к нему приходят все открытки, которые мы ему регулярно отправляем, что он получил все подарки, которые городская администрация вручала ко Дню Победы.

Подтвердила эти слова и специалист Центра социального обслуживания населения Советского района Уфы Фарида Ганиева. Она побывала в гостях у Николая Никитовича Борсукова в минувшую пятницу:

– Николай Никитович очень добрый дедушка, бодрый, ухоженный. И претензий он сам ни к кому не предъявляет. Но когда на юбилей Победы всем ветеранам вручали пледы и теплые вязаные жилеты, Игорь Степанов к нам обратился с претензией, что Николаю Борсукову подарок не дали, что он очень обиделся по этому поводу. После этого обращения мы тут же поехали к Николаю Никитовичу и убедились в том, что подарок он получил. Плед был постелен у него на диване, жилет он носил, когда в квартире было холодно. А теперь Игорь Степанов вновь написал, что о Николае Борсукове все забыли.

Прочитав это в блоге Президента, я поехала к Николаю Никитовичу, – продолжает Фарида Ганиева. – Мы с ним долго разговаривали обо всем. Он мне показал открытки, которые ему присылают на День Победы и День защитника Отечества. Целую стопку открыток. Он их аккуратно хранит в шкатулке. Единственное, на что он пожаловался, газету ему перестали выписывать. Получает он только бесплатные газеты. Но сейчас директор нам дала указания, чтобы мы выписали ему «Вечернюю Уфу». В план мы уже это внесли.

Фарида Ганиева также рассказала, что предложила Николаю Никитовичу помощь социального работника, но ветеран от этого отказался. Сказал, что сейчас живет с внуком, который во всем ему помогает. Также его постоянно навещает внучка, которая работает неподалеку.

– Видно, что Николай Никитович доволен всем, – добавила Фарида Ганиева. – Единственное, он скучает по родному селу. Но каждое лето он ездит в Боголюбовку, где у него остался дом. Также Николай Никитович рассказал, что его постоянно приглашают вести открытые уроки в школах, рассказывать детям о Великой Отечественной войне. Так что и школьники его поздравляют с каждым праздником. Я его еще пригласила в Клуб общения для пенсионеров, который недавно открылся в нашем районе. Он сказал, что любит петь и обязательно к нам придет. Так что без внимания Николай Никитович не остается.

Книга памяти «О ветеранах Великой Отечественной войны»

Наталья Пряничникова
Книга памяти «О ветеранах Великой Отечественной войны»

Прошло 74 года, как закончилась Великая Отечественная война, но ее эхо до сих пор не затихает в людских душах. Мы не имеем права забывать ужасы этой войны, чтоб она не повторилась вновь. Мы не имеем права забывать тех солдат, которые погибли ради того, что бы мы сейчас жили. С той военной поры и до сегодняшних дней до нас доходят истории о жизни людей в годы войны, о подвигах дедов и прадедов. Люди передают их из уст в уста вот уже много лет. Точные факты, даты, имена теряются, искажаются, забываются, а иногда просто не так формулируются. Но мы обязаны все помнить, чтобы эта беда не вернулась к нам вновь. В преддверии празднования 75- летия Победы мы решили начать работу над проектом Книга Памяти о ветеранах Великой Отечественной Войны.

Проект посвящен родным, близким и односельчанам, принявшим участие в Великой Отечественной войне 1941 -1945 годов.

Работа над проектом заняла большое количество времени. Да и участниками проекта можно назвать всех тех, кто решился всколыхнуть прошлое, поднять пыль семейных альбомов и архивов, найти не известную ранее информацию о своих родных, завести разговор с родными, о том, как война коснулась их семьи и, наконец, узнать о прадедушке-герое. Мы благодарны всем тем, кто нашел время рассказать все известные факты и передать информацию. Итак, участником представленного нами проекта я считаю родителя, педагога и родственника. И эта цепочка в каждом из случаев своя. Самое главное, результат и неважно это фото ветерана или биографические данные, награды, подвиг, воспоминания. Я оценила и большой объем информации и совсем маленький. Самое главное-это память, память и уважение к мужеству тех, кого уже не вернуть.

Так ко Дню Победы этот проект стал, как бесценный вклад в историю нашей страны. Проект не завершен, пока мы не узнаем и не запишем о каждом герое-родственнике наших близких педагогов и родителей детского сада. И пока мы способны увидеть, услышать, и почувствовать всю боль и ужас войны, память о Великой Победе жива.

Написанная книга, является связующим звеном между прошлым и настоящим. Она имеет свою историю и своих героев

Мы считаем, что появление этой книги неслучайно, а его роль в жизни каждого участника велика.

Всех участников опроса мы просили назвать ФИО родственника-участника ВОВ и предоставить для нас имеющуюся у них информацию, фото, копию документа. Давали совет воспользоваться общедоступным электронным банком документов «Подвиг Народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 г. г.»” – http://www.podvignaroda.ru , «Память народа», интернет-портал подлинных документов о Второй мировой 1939-1945 и Великой Отечественной войне 1941-1945. https://pamyat-narod

70-тилетию Великой Победы посвящается! Рассказ о моих родных, которые воевали в годы Великой Отечественной войны Великая Отечественная война 1941-1945 г. оставила страшный след в истории нашей Родины!Буквально из каждой семьи на фронт уходили мужья,сыновья.

Аппликация «Открытка для ветерана Великой Отечественной войны» Аппликация «Открытка для ветерана Великой Отечественной войны» В преддверии праздника Победы, мы с ребятами изготовили открытки ветеранам.

Фотоотчет о посещении ветерана Великой Отечественной войны В преддверии Дня Победы воспитанники подготовительной к школе группы «Калинка» из детского сада №1 «Колокольчик» посетили ветерана Великой.

Фотоотчёт «Квест-игра «Дорогой Великой Отечественной войны» Екатерина Орленко Фотоотчёт –Квест игра: «Дорогой Великой Отечественной войны….» 9 мая — День Победы — святой для каждого из нас праздник.

Ссылка на основную публикацию